besshardwick

Categories:

Женщина и паровоз

Нет, я сейчас не про Анну Каренину: все-таки я специализируюсь на исторических сплетнях, а не на литературных. И героиню сегодняшнего поста звать вовсе не Анной. Анной звалась ее знаменитая соперница, которую тот метафорический паровоз тоже знатно раскатал, вплоть до физического уничтожения. Но у той Анны обстоятельства в определенный момент сложились таким образом, что с рельсов сойти и спасти себя она уже не могла: куда бы ни метнулась, все равно бы снесло могучей и неостановимой силой. А вот наша героиня очень долго сохраняла шансы отойти в сторонку, остаться целой и относительно невредимой и, поставив ладонь козырьком, с интересом наблюдать за дальнейшей судьбой промчавшегося мимо поезда - не исключено, что и за его крушением. 

Фото с сайта freeimages.com
Фото с сайта freeimages.com

Вот только она довольно своеобразно толковала различные морально-нравственные понятия и религиозные нормы, и это толкование не позволяло ей сойти с места, даже когда от предупреждающего гудка уже уши закладывает, а шлагбаум перед путями давно опущен. Шаг в сторону для нее был предательством Бога и совести, неуважением к памяти почтенных родителей и очернением собственного громкого имени. Имя у нее действительно звучало громко и красиво - Екатерина Арагонская.

Краткое содержание предыдущих серий - для тех, кто, может, его - содержание то есть - не знает. Екатерина была дочерью знаменитых Католических королей - Фердинанда Арагонского и Изабеллы Кастильской, очень авторитетных в христианском мире товарищей. И, следовательно, числилась в ряду самых завидных невест на европейском брачном рынке. С детских лет она была помолвлена со старшим сыном и наследником первого английского короля из династии Тюдоров Генриха VII, принцем Артуром. От такой помолвки всем участникам вроде бы сплошная польза: Католические короли получали союзника против Франции; Екатерина, будучи младшей дочерью в большом семействе, имела все шансы стать королевой, а не какой-нибудь там заштатной герцогиней, когда старшие сестры расхватают всех приличных принцев поближе к дому; а Генрих - укрепить фундамент своей власти и как-то легитимизировать свою династию, потому что права на корону у него были немножко шаткие. Право сильного, позволившее сесть на трон, это, конечно, хорошо, но лучше всего все-таки выглядеть королем законным. Для этого Генрих Тюдор что только ни делал: то на дочери короля из конкурирующей династии Йорков женится, то старшего сына Артуром назовет в знак преемственности власти от легендарного короля, то вот невесту ему подыщет правильную - чтобы те, кто вякает на Тюдоров, понимали, что это автоматически означает вяканье на куда более древние и сильные королевские династии, поэтому нечего тут.

Портрет Екатерины Арагонской. Изображение из Википедии
Портрет Екатерины Арагонской. Изображение из Википедии

Екатерина благополучно прибыла в Англию и с подобающей пышностью вышла замуж за своего нареченного, принца Артура. Ни в коем случае не знакомьтесь с этим периодом ее жизни по сериалу «Испанская принцесса». Нет, если очень хочется поржать и немножко поклеймить позором создателей исторических сериалов, тогда да, вам сюда. А иначе даже не вздумайте, ну пожалуйста!

Так вот, не прошло и полгода, как мечты о светлом будущем счастливой пары и англо-испанского альянса накрылись медным тазом: молодой муж умудрился скончаться то ли от туберкулеза, то ли от воспаления легких, и Екатерина осталась вдовой в возрасте шестнадцати лет. И сразу же обнаружила, что - внезапно - никому не нужна. Ну, то есть всю жизнь была ценным призом, а теперь стала вдруг досадной помехой и источником больших расходов, а кому это надо?

Родители Екатерины не спешили выплачивать оставшуюся часть ее приданого, потому что она уже вдова, свекор - английский король - также не рвался выплачивать ей вдовью долю, потому что приданое еще не выплачено. Каждый из этих достойных людей хотел спихнуть на другого обязанность содержать вдовствующую принцессу, в результате чего около восьми лет Екатерина жила в крайне стесненных условиях, не будучи в состоянии достойно оплачивать труд своих слуг, а уж содержать положенный ей по рангу двор - об этом смешно было и говорить. Гречка по акции, просроченные коммунальные платежи, распродажа на Авито серебряной посуды из той части приданого, которую папа с мамой соизволили выплатить, перехватить у короля до зарплаты в ожидании перевода из родной Испании - вот это вот все.

Конечно, в течение этих восьми лет были сделаны попытки эту Золушку как-то пристроить, чтоб под ногами не путалась в своих заштопанных платьях. Существовала для нее вероятность вернуться обратно в Испанию, но папа Фердинанд уже сдал ее жилплощадь родственники с обеих сторон все-таки не теряли надежды как-то восстановить политический союз, залогом которого было присутствие Екатерины в Англии. Король Генрих, овдовев к тому времени, сам было решил жениться на бывшей невестке. Заботливые папа с мамой подняли крик, что не бывать такому, не для того они кровиночку растили, чтобы за старого пня ее выдавать, к тому же на этого старого пня фиг повлияешь в политическом смысле через его молодую и неопытную жену. Другое дело - через младшего сына короля, принца Генриха, который из-за смерти брата обломался с церковной карьерой и стал готовится к поступлению в короли. Принц молоденький, на шесть лет младше испанской родственницы, уж она его построит в правильном направлении, уж она ему не даст съехать с темы дружбы с Испанией.

Правда, существовала возможность, что церковь выскажет возражения в отношении этого брака: все-таки Екатерина вдова родного брата принца Генриха, хотя она с пеной у рта и утверждала, что ее брак не был консумирован. Но великие испанские владыки такие мелочи за препятствие не считали: они и сами в свое время с поддельным папским разрешением поженились - и ничего, ничего, жизнь прожили, детей вырастили, честно отработали всю жизнь по специальности. Поэтому высокие стороны сошлись на том, что Испания выплачивает Екатерине оставшееся приданое, Англия вдовью долю не выплачивает, потому что зачем, раз Екатерина становится женой наследника, зато от Англии ей положено ежемесячное содержание. Папа дал разрешение на брак, специально уточнив, что пусть женятся, даже если первый брак был консумирован. Да не был! - кричала Екатерина в тысячный раз, уже охрипнув, но ее, похоже, никто там вообще не слушал. Отойди, девочка, видишь, взрослые дяди политикой занимаются, не мешай.

Вроде бы договорились, но тут умерла королева Изабелла, мама принцессы. А ее папа…как бы это объяснить… В общем, папины взаимоотношения с ближайшими родственниками и политическими союзниками во многих случаях можно описать емким словом «кидалово». Нет, слово «предательство» здесь не подойдет - из-за оттенка благородно-трагической окраски, ему свойственного. Если вспомнить, как Фердинанд поступил со своей дочкой королевой Хуаной, становится ясно, что Екатерине крупно повезло: папа всего-то навсего не стал выплачивать обещанную часть ее приданого, Господи, ерунда какая! Ну, бросил ребенка без средств, ну поставил под угрозу ее новый брак - с кем не бывает!

Портрет Генриха VII
Портрет Генриха VII

Генрих VII при этом стал каким-то неприветливым, начал воротить физиономию от союза с Испанией, раз у них такое несерьезное отношение. Даже хотел невестку домой отправить, уже билет ей купил (взяв, конечно, деньги из выплаченной части приданого) и велел собирать чемоданы. Но тут пришла телеграмма от папы Фердинанда, который заботливо напоминал, чтобы в чемоданы не забыли сложить то самое приданое - до последней серебряной тарелки, он лично проверит. Потому что если дочка у него на пороге просто так нарисуется, без ничего, он ее обратно пешком отправит. Генрих выматерился, сдал билет, велел разобрать чемоданы. Ему было морально тяжело расставаться с деньгами и имуществом.

Однажды Екатерина обнаружила у себя на карточке нулевой баланс, потому что король перестал перечислять ей обещанное содержание. В ответ на отчаянную телеграмму в Испанию «Вышли сала денег, здравствуй, папа!», Фердинанд прислал на имя Екатерины верительные грамоты посла. Типа денег нет, но ты держись, вот тебе должность посла, больше ничем помочь не могу. Нечего на родительской шее сидеть, сама зарабатывай.

Екатерина старалась, как могла, утрясти вопросы со своим будущим браком, в чем ей помогал другой посол - по фамилии Фуэсалинда. Получалось, прямо скажем, неважнецки. И неизвестно, чем бы дело кончилось, не помри как раз в это время король Генрих. А его наследник как раз был не прочь жениться на Екатерине. Она ему, видимо, просто очень нравилась как женщина. Правда, потом Генрих VIII утверждал, что это отец на смертном одре взял с него честное комсомольское слово, что он женится на испанской принцессе и будет всеми силами укреплять дружбу и сотрудничество между двумя великими народами в экономической, социальной и культурной сфере. Вот Генрих и женился и начал укреплять. К полному удовольствию своей невесты и своих подданных. Да и к своему собственному удовольствию, что уж греха таить.

Паровоз стоял на запасном пути…

Продолжение здесь

Окончание здесь

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic