besshardwick

besshardwick 15 минут на прочтение Золотой пост

ЖЖ рекомендует
Категории:

Папесса Иоанна, или Как личная жизнь может помешать работе

Внимание! Уведите слабонервных и патриархально настроенных граждан от наших голубых экранов! Смертельный номер - сейчас про феминизм буду говорить. Да, сумбурно, да, коряво, а что поделать? Я в этом материале плаваю. Со всей пролетарской прямотой всегда считала, что феминизм - борьба за равные права мужчин и женщин. А различные нюансы, частности, полутона и противоборствующие теории внутри этого явления явно выше моего понимания. Я на эту тему вообще высказываться боюсь. И в дискуссии типа «Угнетение женщин на протяжении всей истории человечества» стараюсь не вступать: боюсь, что побьют оппоненты. Народ какой-то нервный и легковозбудимый сейчас пошел.

Фото с сайта Киномания
Фото с сайта Киномания

С угнетением вообще не все так просто. С одной стороны, конечно, в мрачную эпоху Средневековья и чуть более развеселые (хотя и тоже кровавые) последующие времена с подачи всяких там высокоморальных церковников существовал взгляд на женщину как на существо не очень разумное, зато очень греховное. Да что там Средневековье, и сейчас за выразителями подобных убеждений тоже долго охотиться не придется: заходите в любой блог ЖЖ, посвященный отношениям между М и Ж, открываете комментарии и наслаждаетесь богатством словаря борцов против тупых, развратных и меркантильных баб. Так что опасения высокоморальных церковников живут и побеждают в умах наших современников. 

С другой стороны, почитаешь вот так книжечку-другую и понимаешь, что редко какая особа женского пола в темные исторические времена сидела в башне, ни черта не делая и поджидая невесть откуда принца в комплекте с конем. Мало того, что женщины низших сословий вкалывали похлеще, чем на комсомольских стройках, - кто в поле, кто в услужении, кто в бизнесе типа харчевня/ пекарня/ пивоварня/ торговля, - так еще и более знатным дамам было доступно широкое поле для самореализации: то войсками командовать приходилось, то замок от неприятеля оборонять, то имением управлять (а ведь иное имение - полноценное сельскохозяйственное предприятие, попробуй эффективно науправляй). Королевским родственницам иногда приходилось брать на себя обязанности регента королевства, если царственного мужа или сына вдруг понесло в крестовый поход или немножко повоевать с соседями. Да и правительницы различных территорий на постоянной основе - тоже не так чтобы редкость. И попробуй с такой правительницей поспорь, даже если ты мужик с большим мечом и стальными доспехами.

В общем, были у некоторых представительниц прекрасного пола возможности (и даже обязанности) проявить себя в разных сферах, в том числе политической. Только вот на церковном поприще было трудновато. Нет, можно, конечно, было уйти в монастырь и ударным трудом плюс набожностью плюс организаторскими способностями заслужить место настоятельницы (вообще-то лучше было на это место по блату пропихнуться - надежнее). Но вот в узкий круг высших церковных иерархов путь женщине был закрыт. Правда, согласно легенде, одна все же туда пробилась и даже была избрана на должность папы римского, но это для нее плохо кончилось. Так плохо, что больше никто на всякий случай не рисковал. Или рисковавшие дамы так хорошо шифровались, что их в принадлежности к женскому полу и не заподозрил никто.

Я считаю, что легенда о «папессе Иоанне» могла родиться только в воспаленном мозгу завзятого женоненавистника. Хотя, наверное, не без юмора мужик был. Но мы ему даже за юмор не простим его наглой попытки скомпрометировать добрую половину человечества. Лично я его, кто бы он ни был, решительно осуждаю и буду нещадно критиковать придуманную им легенду.

Дело якобы было так. Веке эдак в девятом (или в одиннадцатом, старики не упомнят) в сплоченный коллектив упомянутых высших церковных иерархов проник вражеский агент - женщина. Святые отцы по своей политической близорукости приняли ее за мужчину и, будучи впечатлены ее знаниями и заслугами, избрали папой, когда святой престол в очередной раз освободился. Видимо, близорукостью они все страдали не только политической, но и самой натуральной, иначе непонятно, как ни один из этих достойных мужей не задумался хотя бы над тем простым фактом, что, если у мужика никогда не пробивается на лице щетина, то, может, он не совсем мужик. Или даже совсем не мужик. Я уже не говорю о таких приметах, как голос и строение тела. Возможно, святые отцы привыкли определять половую принадлежность индивида по другим критериям: что-то соображает и преуспевает в науках - мужик, мозгов как у курицы - баба. На том и погорели. Никогда так не делайте, особенно в нынешнее неспокойное время, когда намечаются тенденции к большему разнообразию полов, чем раньше. Неизвестно, на кого нарветесь.

Фото с сайта Кино и сериалы
Фото с сайта Кино и сериалы

Дама, которая так ловко обставила церковников и их паству, вроде бы была англичанкой, приехавшей однажды в Афины в мужской одежде в сопровождении своего любовника. Обратите внимание - любовника. Это для нас (и то не для всех) ничего удивительного, когда женщина строит одновременно карьеру и личную жизнь, а тогда к ней претензии могли бы предъявить даже по факту существования одного только любовника, не говоря уже о карьере в чисто мужской сфере деятельности. Тут Иоанне бы пришлось шифроваться так, что куда там Штирлицу: тот все-таки свою половую принадлежность не скрывал. 

Да и само существование любовника у этой загадочной женщины наводит на всякие мрачные мысли о несправедливости жизни. Вон сколько наших современниц на сайтах знакомств безрезультатно годами сидят, а у них и лицо, и фигура, и платья короткие, и каблуки, и макияж, и маникюр, и коса до пояса, и фото собственноручно испеченных пирогов с капустой. А тут, я извиняюсь, какая-то мужеподобная особа, которая ни на первый, ни на второй, ни на девятьсот восемьдесят четвертый взгляд не опознается как женщина, вся в науках вместо пирогов, одетая в грубую мужскую рясу - и у нее любовник. Причем верный и бессменный - он, получается, с ней нога в ногу прошагал весь ее карьерный путь, если, конечно, его на полпути другой не сменил. Закрадывается предательская мысль, что не в пирогах счастье дело не во внешности и не в способностях к ведению домашнего хозяйства. Но мы эту мысль дальше думать не будем, а то так Бог знает до чего можно додуматься.

Так вот, долго Иоанна в Афинах задерживаться не стала, а направилась в Рим, где сразила всех наповал своей ученостью. Сначала она стала преподавать различные науки, студенты на ее лекциях забивали аудиторию под завязку, даже к первой паре приходили, даже с соседних потоков. И ни один из многочисленных студентов так и не заподозрил, что с преподом что-то не то. Наверное, в стародавние времена студенты были такие же, как сейчас: спасибо, если на экзамене может сказать, какого цвета учебник, на большую наблюдательность рассчитывать не приходится.

Потом Иоанна стала секретарем курии, потом кардиналом, потом, наконец, была избрана папой. А может, не преподавала она ничего, сразу подалась в секретари. А может, секретарем она и не работала, кардиналом не была, в папы ее взяли прямо из аудитории, где она как раз зачет у третьего курса по истории марксизма принимала. Хронисты путаются в показаниях. Потому что они, хронисты, не по горячим следам эту историю описывали, а, скорее всего, когда легенда уже вовсю гуляла по Риму и за его пределами.

Если о детстве и юности, а также последующей профессиональной деятельности Иоанны ничего толком не известно, то доподлинно известно, что она была баба-дура, несмотря на все свои научные познания. Потому что даже будучи на таком высоком посту продолжала жить насыщенной сексуальной жизнью. Это и сегодня-то у некоторых вызывает изумление, граничащее с отторжением и осуждением, а тогда могло сильно сказаться на здоровье и продолжительности жизни. Проще говоря, могли убить нафиг, если бы все открылось. В конечном итоге так и получилось. 

Иоанна забеременела то ли от своего любовника - от того самого, с которым еще в Афины прибыла, то ли завела нового, из числа папской обслуги. Это легенда не уточняет, а зря. Потому что если любовник новый, то вышеуказанные столь распространенные представления о сексуальной востребованности исключительно юных прекрасных дев в платьях и с теми же пирогами в печке окончательно накрываются медным тазом. Так вот, забеременела она, значит, а с акушеркой посоветоваться относительно ПДР (предполагаемой даты родов) не могла по понятным причинам: любая акушерка, наверное, испытала бы легкое недоумение, если бы ее вдруг вызвали к папе римскому для осмотра и консультации. Поэтому роды произошли внезапно, во время церемонии, неподалеку от Колизея. 

Когда Иоанна ехала на лошади, у нее начались схватки. Это один хронист так пишет. Другой вообще завернул: «Однажды, когда она садилась на своего коня, она родила ребенка». Вот ему, я считаю, можно верить. Садилась на коня и родила ребенка. Или она на коня очень долго садилась, потому что даже роды, определяемые медициной как стремительные, могут длиться вплоть до трех часов с момента начала схваток - в любом случае приходится пережить какое-то время схваток и две-три потуги. Или она на того коня сдуру полезла, когда схватки шли уже полным ходом, во что мне тоже верится с трудом. Вот сразу видно глубокое знание предмета со стороны хрониста. Такое впечатление, что живую женщину он видел последний раз примерно никогда, а мнение о ее греховной натуре имеет, потому что начитался мужских антифеминистских форумов.

Фото с сайта Кино-Театр. ру
Фото с сайта Кино-Театр. ру

Гордый народ Рима не вынес такого тяжкого оскорбления своих религиозных чувств и благочестиво забил камнями роженицу вместе с младенцем - видимо, терпеливо подождав несколько часов окончания родов. Есть и менее кровожадная версия: никого не забили, а просто Иоанну сместили с поста и отправили в монастырь, а ее сын хорошо учился и пошел по маминым стопам - стал епископом. Где в это время пребывал папаша ребенка - легенда во всех своих вариантах на этот счет молчит в тряпочку. Кому это вообще интересно, баба виновата, да и все тут.

В любом случае последующие папы римские решительно отказывались утверждать маршрут своей торжественной процессии, если он проходил в том самом месте, где якобы рожала «папесса Иоанна». Этот участок пути у них вызывал стойкие неприятные ассоциации и сильную тошноту.

Кроме того, церковники были так напуганы проникновением в их ряды вражеского лазутчика, что уже не полагались на собственную наблюдательность и якобы ввели специальную церемонию для новоизбранного понтифика, которая состояла в проверке на предмет наличия тестикул с помощью стула с прорезью что тоже лажа. Нет, на коррупционную составляющую не проверяли, декларацию публиковать не требовали. И на причастность к убийствам и мошенничествам не проверяли. И характеристики с предыдущих мест работы о моральном облике кандидата не рассматривали. Да ладно, пусть ворюга, мошенник, убийца, предатель, бухает, как не в себя, трахает все живое обоих полов и всех возрастов и в последний раз в церкви был на собственном крещении через пару дней после рождения - это все ерунда и никого не шокирует. Лишь бы не женщина.

Конечно, история о женщине на папском престоле - фейк, это сейчас все признают. О ней в тринадцатом веке писали известные хронисты - доминиканские монахи Мартин Поляк и Жан де Мейи, но запустить эту утку могли значительно раньше. Кто тот веселый парень, который первым так потроллил католическую церковь - неизвестно, наверное, как я говорила, какой-то женоненавистник проклятый. Даже сами церковники какое-то время не отрицали существование своей коллеги-женщины. Поэтому им и прилетало во времена Реформации от оппонентов: мол, «при чем тут я, вы посмотрите, что у вас на дорогах в Ватикане делается». Слушая подобное выступление Яна Гуса на Констанцском соборе святые отцы мялись, ерзали на сидениях, краснели как маков цвет, как бы признавая: да, лоханулись один раз, а что поделать? Но в более позднее время встряхнулись, опомнились и стали все отрицать. Тем более никаких веских свидетельств существования Иоанны не было, а вопросов и противоречий, наоборот, выше крыши Собора святого Петра.

Вывод из легенды об Иоанне напрашивается сам собой и вполне укладывается в средневековые представления о женской природе: «Все бабы дуры, но не потому дуры, что дуры, а потому дуры, что бабы» (с) То есть как бы ни была женщина умна, решительна, амбициозна и какой бы высокий пост ни занимала, ее ненадежная бабья натура рано или поздно возьмет свое: найдет она мужика и благодаря этому начисто завалит дело всей своей жизни. Так что не стоит и начинать всю эту волынку с женским образованием. Да и вообще очеловечивать женщину надо с осторожностью. Есть ли еще у нее душа - поди знай.

Про Иоанну написана книга «Иоанна - женщина на папском престоле», автор Донна Вулфолк Кросс. И фильм снят. Как обычно, фильм и книга - это несколько другая, отличная от легенды, история. Но тоже достойная упоминания. Особенно если тема феминизма покоя не дает.

А вот тут, если интересно, можно прочитать про «мужчину», который, наоборот, выдавал себя за женщину. 

Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Ошибка

В этом журнале запрещены анонимные комментарии

Картинка по умолчанию
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →