besshardwick Golden Entry

Categories:

Ольга, Катерина, Соломон и их способы борьбы со стрессом

Вот так, бывает, сидишь в этой чертовой самоизоляции, в окно с тоской смотришь и пытаешься себя как-то утешить. Философско-отвлеченное «И это пройдет» не помогает, потому что у людей, не наделенных соломоновой мудростью, первым делом возникает вопрос «Когда?» А ответа на него не знает не то, что какой-то там Соломон, но даже правительство Российской Федерации. Не говоря уже о правительстве Итальянской Республики.

Пинтуриккьо. Фрески в апартаментах Борджиа в Ватикане. Изображение с сайта aria-art.ru
Пинтуриккьо. Фрески в апартаментах Борджиа в Ватикане. Изображение с сайта aria-art.ru

Немного лучше помогают конкретные исторические примеры. Я уже писала об одном коронованном инфекционисте и герое-любовнике, удаленно исполнявшем свои обязанности в период эпидемии. Но изоляция - она же может быть следствием не только эпидемии. Вот осада, например. Сидишь, запертый в городе, еда заканчивается, интернета нет, почта не доходит, а высунуться за ворота не моги. Даже в маске. Даже в аптеку, потому что а) аптеки за воротами, скорее всего, нет, б) осаждающая армия вряд ли отнесется с пониманием к твоим проблемам и согласится не врываться в город через открытые для тебя ворота. Правда, в помещении находиться не обязательно, можно на свежий воздух выйти. Только вот такой ли он свежий, воздух этот? Раз ты, например, в средневековом городе, у тебя явно на улицах грязища по колено, а из-за скученности в замкнутом пространстве возникают разные неприятные инфекционные болезни. И ты стоишь перед дилеммой: либо сдохнуть от чумы или от голода (это медленно, но вдруг спасут), либо быть порубленным вражеским мечом в мелкий винегрет (это сравнительно быстро). Так себе выбор, честно говоря. И даже такой у тебя есть только в том случае, если ты командуешь обороной. Ну, или ты предатель, который под покровом ночи открывает ворота противнику, пока защитники города отвлеклись на сон или злоупотребление алкоголем. Если ты не они (не командующий и не предатель), расслабься: от тебя вообще ничего не зависит.

Вообще-то с этими осадами по-всякому выходило. Иногда осаждаемые и осаждающие приходились друг другу родственниками. При таких родственниках врагов, конечно, можно было не заводить за ненадобностью. В тринадцатом веке Артур, герцог Бретонский, племянник Ричарда Львиное Сердце и Иоанна Безземельного, так увлекся войной , что осадил в замке Мирабо свою пожилую бабушку-пенсионерку Алиенору Аквитанскую. Этот избалованный мажор очень обижался, что дядя Ричард, царство ему небесное, оставил корону не ему, любимому племяннику, а дяде Иоанну. Вот и попер на удачливого дядюшку, отстаивая свои интересы. А тут бабуля под руку подвернулась, и внучок не счел нужным проявить уважение к ее почтенным летам и поберечь ее хрупкое здоровье. Не всем внукам надо дверь по первому звонку открывать, вот что я вам скажу. Таким, как этот Артур, точно не надо. Вот Алиенора и не открыла, а то еще пенсию отнимет и саму в заложники возьмет. И правильно сделала. И таким внукам, как студенты Болонского университета, которые за три часа до закрытия на карантин региона Эмилия-Романья спешно попрыгали в поезда и рванули из зараженной Болоньи к себе на юга, к мамам-папам, бабушкам-дедушкам, - вот таким внукам я бы на месте итальянских бабушек и дедушек тоже дверь не открывала. Брали бы пример с Алиеноры Аквитанской. Бабушкина домашняя лазанья - вещь, конечно, хорошая, но надо же и совесть иметь.

Вроде бы Артур Бретонский в стильном головном уборе. Изображение из Википедии
Вроде бы Артур Бретонский в стильном головном уборе. Изображение из Википедии

Для Алиеноры, кстати, все кончилось хорошо: пришел король Иоанн с армией и спас мать-старушку от озверевшего племянника. Артура, говорят, потом убили в заключении, чуть ли не лично английский дядюшка. Вот как неуважение к старшему (и среднему) поколению могло аукнуться. "Грубый век, грубые нравы, романтизьму нет» (с) Не то, что сейчас.

А вот еще одна крупная специалистка по выживанию в условиях осады - Катерина Сфорца, графиня Имолы (ударение на и) и Форли (ударение тоже на и). Эта прекрасная дама известна тем, что, во-первых, к ней никак не получится прилепить издевательский ярлык «Яжемать», а во-вторых, тем, что она является итальянской версией святой княгини Ольги.

Нет, не по параметру святости. Да и Ольге-то почетное звание святой присвоили не за праведный образ жизни, а за весомый вклад в пропаганду христианства на Руси. Так-то княгиня такие номера откалывала, которые с нашим представлением о святости плохо монтируются. Хотя, конечно, согласно бытовавшим в те темные времена убеждениям имела полное моральное и юридическое право: у нее мужа убили, князя Игоря. Он, надо признать, сам был немножко неправ. Просто если ты киевский князь и для пополнения своего бюджета взимаешь дань с подчиненного тебе населения (в данном случае, с древлян), то, наверное, надо берега все-таки видеть и не пытаться содрать один и тот же налог два и более раз с формулировкой «ачотакова, если мне нада!». Не по-людски это как-то и может привести к тому, что недовольные налогоплательщики несколько повредят системы жизнедеятельности твоего организма. Так и завершился конфликт между Игорем и древлянами. 

Ольга пригорюнилась, попыталась как-то справиться с угнетенным состоянием души. Даже велела принести из библиотеки берестяные грамоты с трудами ведущих древнерусских волхвов-психологов. Начитавшись рекомендаций типа «делай то, что делать хочется, и не делай того, чего делать не хочется», «действуй в границах», «сними княжеский венец», она подумала и решила просто всех доступных древлян поубивать с особой жестокостью. Чтобы полегчало. Нет, ну а что? У каждого свои способы бороться со стрессом.

Н. Бруни. Княгиня Ольга. Изображение из Википедии
Н. Бруни. Княгиня Ольга. Изображение из Википедии

Дальше все знают. Древляне неосмотрительно решили наладить отношения, даже несколько раз присылали посольство с миссией предложить Ольге в мужья своего князя. Тут-то Ольга и оттянулась в полный рост: и в землю-то она послов закапывала вместе с ладьей, и в бане сжигала, и просто велела рубить этих несимпатичных древлян нафиг. И, кстати, пошла их город осаждать, а потом не вытерпела и сожгла город с помощью птиц. Отомстила, в душе поселился мир и благодать. Теперь и заниматься государственным управлением можно с чистой совестью. Гештальт закрыт, как сказал Максим Виторган, врезав Константину Богомолову. Нет, я не совсем еще с ума сошла, просто увидела этот пример как иллюстрацию к статье, в которую сдуру полезла, чтобы узнать, что это, собственно, такое - гештальт. Оказалось, вот что.

Так вот, о ком это я? Я хотела про Катерину Сфорца рассказать. Ей тоже пришлось мстить за мужа, даже за двоих мужей. Там такие мужья были, что местному населению было проще и рентабельнее их убить, чем прокормить. Первый, Джироламо Риарио делла Ровере, племянник самого папы римского, был не дурак пограбить народ - захватить имущество, чрезмерно повысить налоги - но отвечать за свои действия не очень любил. Его мудрая политика несколько раз вызывала восстания на вверенных супругам территориях, но подавлять их и наводить порядок приходилось Катерине. «Вот и хожу за ним, как за дитем: он ломает - я чиню, он ломает - я чиню!»(с)

В итоге довыступался Риарио до того, что против него возник заговор, увенчавшийся его убийством. Итальянцы пятнадцатого века были люди горячие, но простые: расправлялись с неугодными правителями без лишних рефлексий и не баловали разнообразием средств. Зарезать и из окна выбросить на глазах родственников - туда ему и дорога. А следом должен немедленно наступить мир и благодать. Вот буквально все ради мира и благодати делалось.

Так с Риарио и поступили. А его вдову с детьми заговорщики взяли в заложники и требовали сдать замок Форли. Катерина, однако, успела приказать своим людям замок не сдавать ни при каких обстоятельствах. Очень уж не любила она замки сдавать, прямо пунктик у нее какой-то был. Еще раньше, во время волнений в Риме, когда разграбили резиденцию Риарио, она командовала обороной замка Сант-Анджело, будучи на седьмом месяце беременности. Когда ее муж договорился с римскими кардиналами, устроившими передел власти после смерти папы, что ему оставляют его владения и выплачивают компенсацию за причиненный ущерб, Катерина и тогда не хотела сдаться и покинуть замок. Нет, ну обидно же, только начала, так весело все пошло, а он, видите ли, договорился! Муж ее с трудом из замка выволок и в Романью увез, по месту прописки, рожать в роддоме, с которым давно договор заключен был.

Лоренцо Креди. Портрет Катерины Сфорца. Изображение из википедии
Лоренцо Креди. Портрет Катерины Сфорца. Изображение из википедии

Так вот, сдавать Форли Катерина была не намерена. Тем более после такого хамства, как убийство мужа. Ее люди в замке строго следовали ее указаниям: держали оборону. Заговорщики стали нервничать, но отступать тоже не собирались. Тогда Катерина им сказала: «А давайте я схожу в замок и уговорю его защитников сдаться. Меня послушают, я ж графиня все-таки. А то, знаете, надоело тут без дела сидеть. А детей моих у себя оставьте, пусть у вас в заложниках побудут, только киндер-шоколад им перед обедом не давайте». Заговорщики с энтузиазмом согласились: обещали присмотреть за детьми. Но чтоб без глупостей там!

Графиня вошла в замок, залезла на крепостную стену и начала выкрикивать разные лозунги - подбадривающие для защитников замка и очень обидные для осаждающих. Типа, хрен вам, а не сдача. Мочи их, ребята! Обиженные осаждающие закричали в ответ: ты чО, дура, что ли? У нас твои дети! Катерина не растерялась: задрала юбки, продемонстрировав отсутствие белья Victotya’s Secret и Agent Provocateur (не реклама, потому что какая же это реклама, если белья не было?), и пояснила свою позицию - «а и фиг с ними, с детьми, все, что надо, при мне, еще наштампую!» А там детей штук шесть было. Пока столько же наштампуешь, да вырастишь, так и жизнь пройдет. Но Катерина на этот счет не слишком парилась. У нее были другие приоритеты.

От такого заявления офонарели даже отмороженные итальянские головорезы. Детей графини они не тронули, наоборот, заплакали над их судьбой, накормили конфетами и обещали срочно позвонить в органы опеки. Но не успели. Прибыла помощь миланских родственников графини, тут-то заговорщикам конец и настал. 

Но, видимо, недостаточно их прессанули, потому что через некоторое время история повторилась. Катерина, управляя землями от имени своего сына, о личной жизни не забывала. В следующий раз она вышла замуж по любви за малознатного застенчивого юношу по имени Джакомо Фео. Застенчивым он был ровно до момента свадьбы. Женитьба на овдовевшей графине основательно снесла крышу, которая и так не очень-то крепко стояла, и Джакомо вообразил себя в доме хозяином и стал себя вести строго так же, как его предшественник. Хотя мог бы научиться на его ошибках, но куда там! Вот с ним и поступили по старой схеме, ничего не меняя в сложившемся алгоритме: тоже зарезали на глазах у жены. И пошли по домам.

Вот зря они так сделали. Потому что той же ночью Катерина начала карательную операцию. По ее приказу был оцеплен квартал, где жили народные мстители, и вырезан подчистую. Перебили всех вместе с семьями и самыми дальними родственниками, не жалея ни женщин, ни детей. Невозмутимая графиня лично внимательно наблюдала за исполнением своего приказа и не позволяла никого щадить. Чтоб, значит, остальные запомнили и записали: мужей графини больше не убивать - себе дороже выйдет. Возможно, именно такие жесткие меры позволили третьему мужу Катерины помереть самостоятельно, без помощи благодарных подданных.

Цитадель Равальдино в Форли. Изображение из Википедии
Цитадель Равальдино в Форли. Изображение из Википедии

На том удивительные и кровавые приключения графини не закончились. Когда Чезаре Борджиа в ходе своей военной кампании в Романье подошел к Имоле, местные жители гостеприимно открыли ему ворота - наверное, потому что хозяйки дома не было. Она в Форли находилась и опять же не планировала сдавать тамошний замок. Правда, созвала жителей города и поинтересовалась их мнением: хотят ли они сдаться или будут держать осаду вместе с ней и навалять потом тому Чезаре, чтоб знал, как чужое брать. Жители ответили честно и откровенно: да ты че, мать, он же отморозок полный, он за сопротивление нас всех перебьет с особой жестокостью. А поскольку он мажор, родной сЫночка папы римского, то ему за это ничего не будет. опять отмажут. Так что ты давай уж как-нибудь сама, а мы будем с тобой мысленно. Может быть.

Катерина освободила несознательное население от присяги верности и укрылась в замке, который Борджиа в итоге взял, но как же ему пришлось попотеть! Графиня лично дралась за свои владения с оружием в руках. После поражения Катерину отправили в Рим, где держали в заточении в том самом замке Сант-Анджело, который она когда-то с таким энтузиазмом обороняла. Потом, правда, отпустили во Флоренцию к детям, с которыми у нее, видимо, были все же неплохие отношения. По крайней мере, о их жутких детских травмах, связанных с выступлением маменьки на стене замка Форли, ничего не известно. После смерти папы Александра VI и падения его драгоценного сыночка Чезаре Катерина пыталась вернуть себе Имолу и Форли, и новый папа даже разрешил, но жители обоих городов резко выступили против возвращения своей прежней госпожи. Наверное, что-то помнили, и даже Чезаре Борджиа на фоне графини казался им кротким олененком Бэмби.

Да, о чем это я? Увлеклась. Вот как теперь увязать образ Катерины Сфорца с самой актуальной на сегодняшний день темой? Ну, не знаю… Она лекарства любила изготовлять, прямо как Генрих VIII. А умерла от пневмонии.

Вот так некоторые люди развлекались. Как говорится, не пытайтесь повторить, выполнено профессионалами. И не всех такие острые реакции на жизненные трагедии и неприятности успокаивают. Лучше уж по-соломоновски: верить, что «и это пройдет». Хотя бы попытаться.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic