besshardwick

Categories:

Ограбление по-тюдоровски, или Деньги, святость и настоящая дружба мужская. Продолжение

Начало здесь

Ну, раз уж мы, слава Богу, не сценаристы, попробуем понять логику упомянутого выше персонажа. Цыганочка с выходом, предпринятая Томасом Бекетом сразу после вступления в должность архиепископа Кентерберийского, с одной стороны, удивляет, а с другой стороны вполне объяснима. Для по-настоящему амбициозных товарищей перспектива обладать собственной реальной властью куда привлекательнее, чем зависеть от переменчивых начальственных милостей. Если ради власти надо пожертвовать какими-то ништяками в виде особняков с золотыми элементами в интерьере, элитных коней и шелковых мантий, то так тому и быть. Не мантиями едиными, так сказать, есть и духовные радости. Например, дать понять самому королю, перед которым ты еще недавно в почтительном поклоне приседал, что он - грешник, а ты - святой, его дела - суета и тлен, твои дела - вечность и божественная правда. Твое начальство теперь папа римский, но он далеко, а в Англии над тобой начальников нет. Так что это король скоро будет перед тобой с тумбы на тумбу прыгать, а вовсе не ты перед ним. Ради такого дела не стыдно и власяницу под скромной сутаной носить, и диету пересмотреть в сторону постных блюд, и пешком ходить - для здоровья полезней, и на каменном полу спать вместо кровати (это, конечно, перебор).

Томас Бекет. Изображение с сайта topwar.ru/
Томас Бекет. Изображение с сайта topwar.ru/

Вступив в должность, новый архиепископ Кентерберийский поручил духовным судам начать процесс по делу о незаконном присвоении церковных земель в ходе борьбы за власть еще после смерти Генриха I, дедушки актуального короля. А ведь все уже быльем поросло, все довольны, а кто не доволен, тот молчит в тряпочку. А тут этот, здрасти-пожалуйста. Церковники оживились, а хозяева спорных земель, наоборот, приуныли. И король Генрих был не очень счастлив от такого поворота: все его инициативы относительно новых налогов с церковных земель и реформирования судебной системы в части подсудности клириков светским властям быстро гасились сопротивлением Бекета.

Генрих сворачивать с избранного пути был не намерен, хотя и осознал, какую гадюку пригрел на груди и как лоханулся, протолкнув бывшего друга на ключевой церковный пост. Созвал федеральное собрание, состоявшее как из аристократов, так и из представителей церкви, и представил на рассмотрение поправки в конституцию Кларендонские конституции, одобрив которые английское духовенство радостно и с песней самолично затягивало веревку на своей же шее. Но лучше так, чем с королем спорить.

Содержали эти конституции много чего веселого. Например, выездные визы для клириков. Выезжающий за границу священник должен был пройти инструктаж, суметь перед комиссией назвать всех английских королей со времен нормандского завоевания (благо их не так много было к тому моменту) и основные пункты повестки XX съезда английских баронов. И фамилию канцлера родного государства должен был знать, как «Отче наш». Только тогда, может, король, убедившись в твоей благонадежности, достанет из сейфа твой загранпаспорт и вручит тебе с отеческим напутствием типа «За границей не блуди, В чистоте себя блюди, В разговоры не мешайся И знакомств не заводи!» (Л. Филатов) Да, и подписку о неразглашении секретной информации с обязательством не вредить английской короне, будь добр, оставь, так надежнее. 

Или положение о том, что совершивший преступление клирик должен предстать и перед духовным, и перед светским судом. То есть два раза тебя за одно деяние должны судить. Церковный-то суд что, максимум отлучит от служения и сошлет куда подальше, а вот решение самого гуманного в мире советского светского суда могло сказаться не лучшим образом на здоровье, продолжительности жизни и размерах имущества.

И анафеме, пожалуйста, королевских вассалов не предавайте без соответствующей визы короля. Конечно, виза при таком запросе будет чаще всего выглядеть как «А ну вас всех! Полыхаев Плантагенет», но вдруг разрешит? И еще - клирики, у которых есть в распоряжении пожалованные короной земли или доходы, должны рассматриваться как вассалы короля со всеми вытекающими из этого статуса обязанностями. То есть деньги давай, когда попросят. Или вообще с оружием приходи, когда позовут.

Т. Долабелла. Смерть Томаса Бекета. Изображение с сайта bbc.com
Т. Долабелла. Смерть Томаса Бекета. Изображение с сайта bbc.com

В общем, все эти конституции не понравились Бекету. Он сначала, скривившись, согласился с их содержанием, но не подписал, еще и папе на уши присел: дескать, это очень, ОЧЕНЬ плохие конституции, пап, честно! А папой в то время работал Александр III, чьи выборы, как мы помним, прошли в увлекательной и запоминающейся форме «Веселых стартов». Папа согласился с доводами Бекета и отказался признать все, что там в конституциях было понаписано. 

Озверевший король в ответ на такое хамство открыл против Бекета уголовное дело по обвинению в растратах еще на канцлерском посту. Понятное дело, кони с мигалками денег стоили. И мантии от-кутюр на бюджетные средства можно было не покупать. Бекет, прекрасно осознавая, что рыльце у него в пуху, заявил о своей неподсудности королевскому суду и на всякий случай сбежал во Францию, где был, ясное дело, с дорогой душой принят французским королем, которому приятно было сделать такую пакость Генриху - новому мужу своей бывшей жены. Приободренный любезным приемом, Бекет стал забрасывать папу письмами и просить отлучить Генриха от церкви. Но папе было немного не до того, он был как раз в бегах, опасаясь мести вышеозначенного председателя императора Фридриха Барбароссы и антипапы Виктора.

А в Англии без архиепископа Кентерберийского как без рук. Захотел король короновать своего наследника, Генриха Молодого, бывшего бекетовского воспитанника, - пришлось позвать для этого дела священников калибром помельче: архиепископа Йоркского и епископов Лондонского и Солсберецкого Солсберийского. Так Бекет из Франции такой хай поднял - через Ла-Манш слышно. Нелегитимная, кричит, у вас коронация без меня. Тут и Александр III (не путать с русским царем, я при вычитке статьи сама спутала, долго не могла понять, откуда он тут), в очередной раз увернувшись от Барбароссы, нашел время английского подчиненного поддержать. Пришлось Генриху мириться с бывшим дружком и приглашать его в Англию, пообещав Кларендонские конституции в мусорку выкинуть и не преследовать своих подданных, которые были на стороне мятежного архиепископа. А то еще правда продавит отлучение от церкви, с этого отмороженного станется.

Вроде договорились, но, едва ступив ногой на родную землю, Бекет отлучил от церкви епископов, неосторожно поучаствовавших в коронации Генриха Молодого. То есть со своей стороны положил на достигнутые договоренности большой болт. А чего ему стесняться, у него поддержка народная, репутация святого, отважно противостоящего королю, который задрал уже все население. Говорят, даже его лодку люди на руках несли, но это неточно.

Услыхав о новых художествах Бекета, Генрих вышел из себя. «Твою мать (вырезано цензурой)! - кричал. - Как же он меня (вырезано цензурой) достал! И хоть бы (вырезано цензурой)какая сволочь меня от него избавила, так ведь нет, все слабаки (вырезано цензурой) (вырезано цензурой) (вырезано цензурой)!» Сволочей нашлось аж четыре штуки.

Четыре королевских рыцаря отправились в Кентербери, подкараулили Бекета у входа в собор и предложили ему отправиться к королю и объяснить свое безобразное поведение. Тот ответил отказом и вошел в собор со словами «ребята, мне работать надо!» Рыцари ворвались следом за ним в собор и прикончили несколькими ударами мечей прямо у алтаря. Что, конечно, недопустимо, тем более в церкви, стены которой традиционно считались надежной защитой для каждого вошедшего, не говоря уже о священнике такого высокого ранга.

Мастер Франке. Смерть Томаса Бекета. Изображение из Википедии
Мастер Франке. Смерть Томаса Бекета. Изображение из Википедии

Вся Европа была в шоке, папа канонизировал Бекета, народ потянулся к его гробнице в паломничество - считалось, что на могиле происходят чудеса. И Генриху пришлось босиком совершить покаянное паломничество, хотя ничего такого прямо он не заказывал, не совсем же он на голову отбитый был.  Но осудили его дружно все, в том числе жена и дети, что лишний раз демонстрирует степень любви и доверия в королевской семье.

Прошли века, Томас Бекет почитался как очень уважаемый святой, гробница его пополнялась различными драгоценными подношениями благодарных паломников. И все бы ничего, если бы не грянула во всю свою мощь английская Реформация.

Правил тогда в Англии, как все знают, знаменитый король Генрих под инвентарным номером восемь. Король уже успел аннулировать свой первый брак без разрешения Святого престола и отвернуть физиономию от папы римского, заявив, что никакой он нам не папа, а просто римский епископ, то есть иностранный агент правитель, который не имеет права лезть в наши внутренние английские дела. И вообще у нас тут приоритет национального права над международным. Я теперь у себя дома не только король, но и «почетный святой, почетный великомученник, почетный папа римский нашего королевства» (с). Так что свои буллы в отношении Англии папа пусть засунет себе под мантию и голос подает строго тогда, когда его спросят. А его не спросят.

А еще такому независимому королю срочно требовались деньги. И грех не извлечь финансовую выгоду из масштабных религиозных потрясений. В соавторстве с королевским советником Томасом Кромвелем был осуществлен грандиозный проект по закрытию монастырей и передаче их движимого и недвижимого имущества в казну. Пошли дела кое-как. У короля, видимо, гены папы, Генриха VII Эдмундовича, проснулись. Тот тоже, бывало, все в дом, все в дом. Но без такого размаха, конечно, без масштабного грабежа церкви. Хотя полную казну наследнику оставил.

Ганс Гольбейн Младший. Генрих VIII. Изображение из Википедии
Ганс Гольбейн Младший. Генрих VIII. Изображение из Википедии

Так вот, сидел однажды Генрих наш VIII и думал, чем себя занять. Третья жена умерла, четвертую еще не подыскал. Наследник наконец-то есть. Монастыри разорены, а имущество их поставлено на службу государству - ну, и некоторые чиновники, конечно, руки погрели, как без этого? Скучно было королю. Взялся дворец строить, на время увлекся. Но все равно душа требовала более изысканных развлечений.

На гробницу в Бекета в Кентербери Генрих засматривался уже давно. Еще бы, красота какая! За прошедшие века гробница обросла огромным количеством драгоценностей: тут тебе и покров из дорогостоящей ткани, и бриллианты, и сапфиры, и изумруды, и жемчуга, и рубины. Конечно, давно почившему архиепископу все эти ценности ни к чему, он и при жизни-то их не шибко признавал (с момента вступления в должность архиепископа), но, во-первых, это красиво, во-вторых, демонстрирует уважение к святости покойного со стороны английского населения и признание его, Бекета, посмертных заслуг как чудотворца.

Так вот, Генрих решил, что живому королю упомянутые сокровища нужны куда больше, чем мертвому священнику. Да и не в этом даже дело. Он чувствовал смутное недовольство: стоит сверкающая драгоценностями гробница и являет собой форменную идеологическую диверсию. Напоминает всем и каждому о том, что можно, не подчинившись королю, стать святым. А у нас тут такое время, когда и светская, и церковная власть в руках короля. И нам не нужны такие примеры, которые могут сподвигнуть несознательное население попытаться вырвать вожжи из крепких королевских рук. Не нужны нам оппоненты, особенно со стороны церкви. И пусть во времена Бекета ситуация была другая, это никак не умаляет необходимости разобраться с мятежником четырехсотлетней давности по сегодняшнему закону. Я вас всех щас научу принципу единства власти - на свой лад, думал король. Генрих II не смог прищучить всю эту папистскую шоблу, ну так с тех пор шесть Генрихов сменилось, не считая королей с другими именами. Новые песни придумала жизнь.

Место гибели Бекета. Изображение с сайта bbc.com
Место гибели Бекета. Изображение с сайта bbc.com

Перво-наперво было объявлено, что святой Томас - никакой не святой, почитать его не надо, а вот его портреты с церковных стен соскрести, наоборот, надо. Провозгласил его святым папа, а папа нам больше не папа, а левый мужик. Дальше Бекет был объявлен преступником и вызван в суд в качестве обвиняемого по делу о предательстве и мятеже против законной королевской власти. Обвиняемый не явился по уважительной причине - умер несколько веков назад. Ничего страшного, суд провели и без него, вынесли вердикт «виновен» и приговорили к сожжению. Вынутые из гробницы мощи бросили в огонь. Имущество такого отпетого преступника, ясное дело, подлежало конфискации в пользу казны, то есть поступало в полное распоряжение короля.

Впрочем, большинство историков сходятся на том, что суда и сжигания мощей на самом деле не было. Наверное, у них, историков, есть веские основания считать Генриха VIII не совсем больным на голову и оборзевшим не вкрай, а просто оборзевшим. Говорят, что останки архиепископа тайно перезахоронили. А вот гробницу ободрали подчистую. Хватило на то, чтобы наполнить два огромных сундука, каждый из которых должны были тащить восемь человек. Если учесть ценность камней, то даже трудно представить, на какую сумму обогатился предприимчивый правитель. Один из бриллиантов был вделан в скипетр, самый большой рубин - в королевский перстень (потому что это красиво и как бы намекает всем несогласным), остальным сокровищам применение тоже нашлось.

То есть Генрих сумел обобрать: а) мертвого, б) святого, в) ему, Генриху, неподвластного, г) не владевшего отобранными сокровищами по праву собственности. Так что, товарищи, будьте бдительны. Невозможное, как видите, возможно. Если задаться целью.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic