Category:

"Лев зимой", или Дети гениев отдыхают на природе

«Лев зимой», 2003. Экранизация одноименной пьесы Джеймса Голдмена. Режиссер Андрей Кончаловский. В ролях: Гленн Клоуз, Патрик Стюарт, Джонатан Рис-Майерс, Юлия Высоцкая и другие.

Фото: КиноПоиск
Фото: КиноПоиск

Рецензию писать не буду, не умею, тем более фильм давний. Просто я нашла лишний повод поразмышлять об исторических персонажах – это очень удобно, когда они обретают лица и речь. А здесь вышло именно так: короли, королева, принцы и принцесса вышли как живые. Пусть они говорят и делают не то, что укладывается в мои представления о той эпохе и об участниках тех событий, но, в конце концов, Голдмен «художник, он так видит». А как вижу я, сейчас расскажу.

По приглашению английского короля Генриха II Плантагенета (тот самый лев, вступивший в зимнюю пору своей жизни) в его замок на празднование Рождества приезжают его жена и дети. 

Генрих и Алиенора. Фото: kino.mail.ru
Генрих и Алиенора. Фото: kino.mail.ru

Жена – Алиенора, принесшая в приданое богатейшее герцогство Аквитания, деятельная и независимая по своему характеру женщина, много лет назад посаженная под замок за то, что устраивала заговоры против мужа и подстрекала к тому же сыновей. Трудно сказать, на что Алиенора обиделась аж до заговоров. Может, причиной была любовная связь Генриха с Прекрасной Розамундой – не какая-нибудь интрижка, счет которым у Генриха шел на десятки, а то и на сотни, а большая любовь и особое отношение к этой женщине, которая заняла в сердце короля место жены. А может, Алиенору задевало отношение Генриха к ее наследственным землям: Генрих вел себя там как хозяин и оттирал жену в сторону, типа «молчи, женщина, сиди за прялкой». Прялка вещь, безусловно, нужная, но Алиенора как-то больше любила заниматься политикой и совместно с мужем вершить судьбы Европы. Они владели Англией и огромными территориями во Франции. Если бы в этой семейке царило согласие, их по богатству и могуществу не мог бы переплюнуть никто в Европе. Но согласия там не было как класса, поэтому империя, заботливо созданная великим королем Генрихом II, незамедлительно рухнула, когда до власти дорвались его потомки (у недружной четы было восемь детей, и только один ребенок умер в детском возрасте).

Про приехавших потомков. Дочери не приехали: они давно замужем и находятся по месту проживания мужей, да и не нужны они по сюжету - король-отец должен определиться, кому из сыновей он готов передать корону. К тому моменту Молодой Генрих – старший из доживших до взрослого возраста детей – уже умер, так что сыновей остается трое, прямо как в русских народных сказках. 

Ричард. Фото:YaDoma.tv
Ричард. Фото:YaDoma.tv

Старший, Ричард – мамина радость, папина головная боль и будущий английский король с партийной кличкой Львиное Сердце. Известен он тем, что в пору своего царствования поперся в крестовый поход и умудрился попасть в плен не к мусульманам, а к христианам – его долго удерживал у себя германский император. И угадайте, с кого оставшаяся на хозяйстве Алиенора собирала последние гроши на уплату огромного выкупа? Правильно – с налогоплательщиков, в том числе с налогоплательщиков самых бедных сословий! Да и хрен с ним, что население обнищало, главное, сЫночка вернулся к маме. В фильме он сразу же демонстрирует, что плевать ему на всех присутствующих, въезжая на лошади прямо на третий этаж замка (мне лично навязчиво вспоминалась  фраза из пьесы М. Зощенко: «Да не входи, дура-голова, с лошадью-то!»).

Настороженный Джеффри. Фото: kino.mail.ru
Настороженный Джеффри. Фото: kino.mail.ru

Второй по старшинству сын – Джеффри (Жоффруа). Известен тем, что отца не пережил, умер во Франции, похоронен в соборе Парижской Богоматери, я хотела когда-нибудь посмотреть, где именно, а теперь уже неизвестно, смогу ли это сделать, по поводу чего грущу и страдаю. В фильме Джеффри коварный злодей. И его не любят ни мама, ни папа (наверное, потому и злодей. Хотя других любят – а толку?).

Джеффри и Джон. Фото: kinoradiomagia
Джеффри и Джон. Фото: kinoradiomagia

Третий сын – папина радость (совершенно напрасная) и мамино разочарование, принц Джон. В фильме – эдакий Иванушка-дурачок, в истории остался под именем Иоанн Безземельный. Прозвище Безземельный он получил вот почему. Генрих II решил распределить между сыновьями принадлежащие семье земли во Франции: Молодому Генриху – Нормандию, Анжу и Мэн, Ричарду – Аквитанию, Жоффруа – Бретань, Джону – шиш с маслом. В качестве компенсации, правда, отец даровал Джону Ирландию и велел немедленно отправляться to Dublin. “Куда, блин?» - опешил Джон, потому что Ирландия котировалась не так высоко, как французские территории. «To Dublin!» - отрезал папа. Из Ирландии младшенький принц скоро вернулся, потому что деньги кончились. А будучи королем, прозвище свое блистательно подтвердил. Известен широкой публике он не только по мультику про Робин Гуда, но и а) тем, что сумел настолько «удачно» жениться, что потерял обширные земли на континенте; б) тем, что бароны прогнули его на принятие Великой хартии вольностей. Зарождение демократии и праоснов английской конституции – это, конечно, хорошо, но не с точки зрения средневековых королей. С тех пор даже новорожденных английских принцев старались на всякий случай не называть именем Джон, во избежание ассоциаций. Царствование Иоанна Безземельного считается самым неудачным в истории Англии. Если бы он был, как в фильме, всего лишь нелепым и простоватым, для страны, возможно, все сложилось бы не так плохо. Но, к сожалению, в реальности это был на редкость алчный, завистливый, лживый, мелочный и беспринципный субъект. 

Королевский фейспалм
Королевский фейспалм

Между королем и его сыновьями уже который год полыхает нешуточная вражда. Генрих не хочет делиться с детишками реальной властью (видимо, что-то чувствует), а они сильно обижаются, убегают жаловаться французскому королю и при его поддержке стараются устроить отцу как можно больше пакостей в виде заговоров и военных действий. С одной стороны, они в чем-то правы: по средневековым феодальным понятиям, если у тебя нет в распоряжении земель, которыми ты управляешь и которые защищаешь с оружием, ты лох, пусть даже и королевский сын (гордого звания мажора было тогда недостаточно для всеобщего восхищения). С другой стороны, время убедительно показало историческую правоту короля, который не доверял способностям принцев. В любом случае, от этих распрей все члены семьи проигрывали, а выигрывали только французские короли: сначала Людовик VII, бывший муж Алиеноры Аквитанской, потом его сын от третьего брака Филипп Август. Последний тоже присутствует на семейном сборище, так как имеет некоторые вопросы к Генриху по городу Вексену, а также желает уточнить, какие перспективы светят его сестре - французской принцессе, отправленной к английскому королевскому двору, чтобы стать женой Ричарда, но ставшей почему-то любовницей его отца. 

Алэ. Фото: kino-teatr.ru
Алэ. Фото: kino-teatr.ru

Как звали принцессу по-настоящему, это исторической науке неизвестно: то ли Аделаида, то ли Адель, то ли Алиса. В русском переводе фильма она почему-то Алэ. Играет ее Юлия Высоцкая, принцесса у нее – никакая, не примечательная ни умом, ни особой красотой, случайная девушка, серая мышь. И это очень хорошо, потому что в реальности как личность она, скорее всего, действительно не представляла интереса. Остальные присутствующие – значимые исторические фигуры, Алэ – нет. В серьезные политические игры ее не берут, она просто статистка. Неслучайно в конце фильма Генрих прогоняет ее: не по размеру она ему, в отличие от Алиеноры.

 Пьеса сама по себе производит странное впечатление. Герои, выясняя отношения, делают это, на мой взгляд, излишне мелодраматично. «Я тебя любила! – А ты меня не любил! – Нет, я любил тебя, а потом не любил! – Ты никого не любишь! – Я тебя люблю! -Так ты любил меня?! – Я тебя использовал! – Не верю, ты любил меня! – Нет!!! – Да!!!» И такая дребедень – целый день. Мне что-то сомнительно, чтобы такие значительные и влиятельные люди, каждый день решавшие глобальные проблемы и правившие половиной Европы, на полном серьезе страдали такой фигней. Если бы они имели склонность к такому времяпрепровождению, их могучая империя развалилась бы гораздо раньше. Или не началась бы вовсе.

Два короля. Фото: kino.mail.ru
Два короля. Фото: kino.mail.ru

Но особенно меня порадовал Филипп Август в исполнении Джонатана Рис-Майерса. Этот всех переиграл. Ведь это ж надо додуматься: еще в юности позволить Ричарду себя… ээээ… использовать сексуально только затем, чтобы через пару лет, улучив удобный момент, сообщить его папе-королю: «А твой-то сынок – гей, чтоб не сказать другое, более точно его характеризующее,  слово!» И папа, в трудные годы переживший и не такое, действительно слегка расстроился. Мог бы отреагировать в стиле доктора Быкова из «Интернов»: «Радует одно: на этот раз не министерство Франция – нас, а мы – министерство Францию. Молодец, сынок, возьми с полки корону Англии». Но нет, папа раздавлен, как будто это самая главная неприятность, причиненная ему Ричардом, ха-ха. В реальности, кстати, Филипп Август действительно всех переиграл. Он, как и его отец, весьма умело стравливал между собой английского короля и его сыновей, а его военные операции, подкрепленные юридическими основаниями, позволили ему отнять у семейки Плантагенетов и вернуть Франции стратегически важные территории. Действовал он, конечно, более решительно и искусно, чем показано в фильме. Психологических атак и разоблачений про проникновение ЛГБТ в королевскую семью было бы явно недостаточно, тем более реальному Генриху такие приемчики, скорее всего, были бы как слону дробина. Но главное, что и в фильме видно, как мастерски французский король перессорил отца с сыновьями.

Пара - огонь! Фото: kino.mail.ru
Пара - огонь! Фото: kino.mail.ru

Однако, как ни странно, родственники не поубивали друг друга, а разъехались по своим делам. Как прекрасна все-таки финальная сцена, когда королева отплывает под алым парусом, а король машет ей с пристани! Как смотрит Генрих на свою Алиенору, как смотрит Алиенора на своего Генриха! Сколько бы Алиенора ни интриговала с помощью сыновей, сколько бы Генрих ни заводил любовниц, ясно, что нет для них пары лучше друг друга. Потому что они равны. Потому что сильны одинаково. «Знаешь, я надеюсь, мы будем жить вечно! – Я тоже!» И таки оказались правы в своих надеждах. 

А дети… Что дети? Тут у королей все происходит так же, как у простых смертных: наличие семерых взрослых детей никак не гарантирует семи стаканов воды на твоей прикроватной тумбочке. 


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic