besshardwick

Categories:

Внук дедушки Ферранте, или Особенности сериального виктимблейминга

Моя книга «Записки исторической сплетницы» здесь

Вот я заметила одну важную особенность исторических сериалов. Ну, может, не только исторических, но я по долгу службы обычно смотрю исторические, и там эта особенность во весь рост представлена. Есть, допустим, главный герой. Или не главный, но тоже во всех отношениях замечательный. Рыцарь на белом коне, в сияющих доспехах, весь такой за все хорошее против всего плохого и всегда победитель. И зритель должен ему всемерно сочувствовать и успехам его аплодировать. Но затык бывает как раз в том, что персонаж этот - исторический. И любому мало-мальски интересующемуся историей гражданину известно, что герой этот, например, убийца. Злодейски укокошенные им персоны настолько значимые, а сами убийства настолько резонансные, что эти прискорбные факты ну никак не заметаются под ковер. Несмотря на недюжинные усилия сценаристов, торчат из-под ковра в разные стороны и заставляют о себя спотыкаться всех проходящих, хоть ты тресни.

Альфонсо Арагонский. Кадр из сериала "Борджиа". Фото: ВКонтакте
Альфонсо Арагонский. Кадр из сериала "Борджиа". Фото: ВКонтакте

И какой же выход из этой, казалось бы, губительной для репутации главного героя ситуации? Правильно, показать жертву злодейского преступления личностью препоганой. Жертва - «сама козел». Хорошо, если так оно и было. А если на жертву компромат никак не собирается? Ну что, бери глобус, бери сову - и действуй. Потом по итогам натягивания одного на другое можно смело писать об убийстве как об акте возмездия. Чтоб, значит, как в стихотворении Евгения Лукина:

На излете века

Взял и ниспроверг

Злого человека

Добрый человек.

Из гранатомета

Шлеп его, козла!

Стало быть, добро-то

Посильнее зла.

Зрители радуются, кричат «Слава Богу, отвязались от него, от упыря!» (с), имея в виду жертву. Герой в сияющих доспехах идет к новым вершинам. Тянущийся за ним кровавый след прямо на глазах зарастает лютиками и незабудками.

Это я все к тому, что в сериале «Борджиа» довольно натужно пытаются изобразить настоящим упырем Альфонсо Арагонского, второго мужа Лукреции. А все потому, что главному герою - Чезаре - предстоит его вероломно грохнуть. Я еще не досмотрела сериал до момента смерти Альфонсо и вполне допускаю, что сценаристы могут все переиграть так, что Чезаре не виноват. Но, судя по тому, какой чорной-чорной краской пока рисуется образ этого противного Альфонсо, Чезаре обязан будет поучаствовать в его устранении. Просто уже как честный человек.

Лукреция и Альфонсо. Кадр из сериала "Борджиа". Фото: ВКонтакте
Лукреция и Альфонсо. Кадр из сериала "Борджиа". Фото: ВКонтакте

Альфонсо в сериале мало того, что упырь, он прежде всего жалкая, ничтожная личность. Ходит, ноет, претензии высказывает, возникает на пути у важных особ и не вовремя с ними здоровается, пока кто-то из Борджиа его не шуганет хорошенько. Тогда он сразу убегает и прячется. Во-вторых, он убийца. Враги заставили его отравить неугодного кардинала, он и отравил. А поскольку убиенный был почтенного возраста, это означает, что Альфонсо не только убийца, но еще и не уважает пожилых людей. Вот до какой степени цинизма докатился! В-третьих, он изменяет своей супруге Лукреции. Правда, она сама ему изменяет только в путь, но вы понимаете: этожедругое! В общем, всех от Альфонсо тошнит, и поэтому судьба его предопределена заранее.

В реальности все было немного не так.

Папа Александр VI, как мы знаем, по примеру светских государей любил укреплять политические союзы браками своих детей. Еще в то время, когда его любимая дочка Лукреция была замужем за Джованни Сфорца, родственником миланской герцогской семьи, папа заключил союз с чрезвычайно креативным королем Неаполя Ферранте I, женив своего младшего сына Гоффредо на внучке Ферранте, незаконной дочери его сына Альфонсо - Санче. Джованни Сфорца тогда еще сильно напрягся, но его заверили, что это ничего, с Миланом папа дружить продолжит, он вообще за мир во всем мире. Джованни ни фига не поверил, что говорит лишь о его уме и сообразительности.

Вскоре после обручения Гоффредо и Санчи король Ферранте сыграл-таки в ящик, несказанно обрадовав благодарных подданных, не желавших стать хоть тушкой, хоть чучелом экспонатами его уникального музея. На престол заступил сын Ферранте Альфонсо, немедленно по-родственному поддержанный папой Александром.

И все вроде хорошо, но тут Карл VIII пошел на Неаполь с твердым намерением согнать всяких там узурпаторов с тамошнего королевского кресла. Проблемы начались и у папы, и у правящей в Неаполе королевской семьи, в результате чего король Альфонсо от трона отрекся и из Неаполя бежал от греха подальше, оставив вместо себя на хозяйстве сына, теперь уже короля Ферранте II.

Папе из ситуации с французами удалось выкрутиться, но пришла пора пересмотреть свои политические приоритеты. Милан из списка союзников к чертовой матери вычеркиваем, потому что его герцог Лодовико Моро опять кинулся в объятия французов, хотя совсем недавно дружил против них с папой и Арагонский королем. Вместе с Миланом из списка живых друзей и родственников вычеркиваем зятя по фамилии Сфорца, двоюродного племянника Лодовико Моро, в телефонных контактах меняем обозначение «Дорогой зятек» на «Гад ползучий». А вот арагонскую династию в Неаполе надо срочно зафрендить. К невестке Санче благоволим и всячески ее привечаем, на ее не совсем благонравное поведение закрываем глаза, потому что кто ж без греха? Как говорится, если живешь в стеклянном доме, не рекомендуется кидаться камнями, даже в блудниц (особенно в них!).

Лукрецию, как мы помним, с первым супругом развели по причине его, супруга, мужского бессилия. Бессилие там было такое… не доказанное, мягко говоря, но это все же лучше, чем в Тибре отдыхать в компании рыбок и десятков невезучих граждан, спущенных на дно по причинам как криминального, так и политического характера. Так что должность «дорогой папский зятек» оказалась вакантной. И хорошо бы на ее замещение выдвинуть какой-нибудь перспективный кадр из нынешних друзей.

Вот у Санчи, например, родной брат имеется, Альфонсо звать, герцог Бишелье и принц Салерно. Чем не зять? Но вообще-то папа метил куда выше. Для своего сына Чезаре он планировал еще более выгодный брак, который позволил бы ему в будущем отхватить аж целый Неаполь.

Значит, следим за руками. Был в Неаполе уже знакомый нам до слез специфический король Ферранте I, известный своим скверным характером и коллекцией тушек и чучел. Ему удалось умереть самостоятельно и оставить престол сыну, Альфонсо II. Санча и Альфонсо, который герцог Бишелье и жених Лукреции, - внебрачные дети как раз того самого Альфонсо II, который, как я уже говорила, от престола отрекся и бежал. Его законный (в отличие от Санчи и Альфонсо) ребенок Ферранте II недолго порулил Неаполем и умер, передав трон родному дядюшке Федериго, брату Альфонсо II и следующему по старшинству сыну известного коллекционера Ферранте I. А у Федериго была законная дочка, Карлотта Арагонская, на которой и мечтал жениться Чезаре Борджиа. То есть жених Лукреции и предполагаемая невеста Чезаре приходились друг другу двоюродными братом и сестрой. Но Карлотта в силу своего рождения в браке была куда более ценным призом для папской семьи.

Карлотта категорически отказывает Чезаре. Кадр из сериала "Борджиа". Фото: ВКонтакте
Карлотта категорически отказывает Чезаре. Кадр из сериала "Борджиа". Фото: ВКонтакте

Кто ж знал, что та предполагаемая невеста окажется с норовом и впоследствии пошлет Чезаре туда, куда он до сей поры не ходил, ибо никто не посылал так далеко? И даже его жемчужные сапоги и стильный прикид системы «я надену все лучшее сразу» никак ее не впечатлили. Она и смотреть на все это великолепие не стала, наотрез отказавшись стать «мадам кардинальшей». В официальном заявлении королевской особы значилось следующее:

Да пущай он, троглодит,

Всю меня озолотит,--

Никакой ответной страсти

Он во мне не возбудит! (с)

А вот Альфонсо Арагонский оказался не таким разборчивым, да и странно это было бы с его стороны. Он, конечно, королевский сын, но незаконный. С происхождением Лукреции там, безусловно, ситуация была еще более пикантной, но на это можно закрыть глаза, когда вступаешь в политический союз с таким могущественным гражданином, как папа римский. В общем, Альфонсо Арагонский прибыл в Рим, где и состоялось пышное бракосочетание.

Свадьба прошла весело, даже сам Чезаре Борджиа плясал в маске единорога, символизируя верность и целомудрие. Никого это тогда не насторожило, никто никакого диссонанса в этом не усмотрел. Потом по старинной русской традиции началась драка: слуги Чезаре и Санчи Арагонской чего-то там не поделили - и понеслось. Стульями махали, епископов по полу валяли… Говорю же, веселая свадьба получилась, хотя и без поножовщины, что чрезвычайно удивляет, учитывая состав участников.

И стали молодые жить-поживать, добра наживать и папу радовать.

Но недолго.

Продолжение здесь

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic