besshardwick

Categories:

Как принцы родителей и бабушек огорчали. Часть 8

Часть 1 здесь, Часть 2 здесь, Часть 3 здесь, Часть 4 здесь, Часть 5 здесь, Часть 6 здесь, Часть 7 здесь

Жизнь тем временем подбрасывала нашим героям всякие заманчивые предложения и рекомендации интересных вакансий на сайтах по поиску работы. В частности, к Генриху прибыл известный хедхантер иерусалимский патриарх с целью убедить короля взять подработку на полный рабочий день с бессрочным контрактом: отправиться в крестовый поход и навалять арабскому военачальнику Саладину, который долгие годы вел войну с иерусалимским королем Балдуином IV (кузеном - вы не поверите! - графа Фландрского).

Требования к кандидату: королевское происхождение, опыт военных действий, управленческие навыки, организаторские способности, знание арабского языка и образа мыслей мусульманских военачальников будет вашим преимуществом.

Charles-Philippe Larivière. Рыцари-крестоносцы. Фрагмент "Битвы при Аскалоне между Балдуином IV Иерусалимским и египтянами Саладина". Изображение из Википедии
Charles-Philippe Larivière. Рыцари-крестоносцы. Фрагмент "Битвы при Аскалоне между Балдуином IV Иерусалимским и египтянами Саладина". Изображение из Википедии

А поскольку актуальный иерусалимский король по состоянию здоровья не в той кондиции, чтобы еще долгие годы жить и защищать королевство, то он может оставить свой трон Генриху, если только тот придет и поможет. А он обязан помочь, поскольку а) это высокая честь и ответственность, б) он обещал крестовым походом загладить свою вину в убийстве Томаса Бекета. Церковь теперь всегда, если что, при разговоре с Генрихом этот козырь из кармана вынимала и им перед носом крутила: молчи в тряпочку, убийца Бекета, и делай то, что мы говорим.

Генрих, как услышал из патриарших уст про честь и ответственность, так сразу напрягся. Потому что не первый день на престоле сидел и знал: если разговор заходит про высокую честь, значит, мероприятие тебе будет стоить много денег, нервов, усилий и с высокой вероятностью кончится для тебя плохо. К тому же ехать куда-то надо, такси вызывать армию собирать. Нет, если все получится, то будет ему респект и уважуха от благодарных христианских современников. Но совсем не факт, что получится. Потому что, судя по манере поведения Саладина и мощи его армии, он не отстанет, пока Иерусалим себе не отхватит. Тогда не будет ни респекта, ни уважухи, ни короны, ни здоровья, ни жизни. К тому же только выйди за ворота, тут же у тебя дома из всех щелей полезут - и французы, и фламандцы, и шотландцы, не говоря уже о сыночках родненьких, к которым спиной лучше вообще на всякий случай не поворачиваться. Как бы без своей короны не остаться, где уж там за чужой гнаться (почти стихи). Так что, дорогой посол, «передай твой король мой пламенный привет». Романтика - это, конечно, хорошо, но в возрасте незрелых юношеских мечтаний. А сейчас что-то не хочется ехать собирать приключения на пятую точку. Экстрима и дома хватает.

Балдуин IV и рыцари. Изображение из Википедии
Балдуин IV и рыцари. Изображение из Википедии

Патриарх говорит: ну, если ты свою пятую точку приподнять не хочешь даже ради высокодуховных христианских ценностей, так, может, у тебя сын какой-нибудь имеется, подходящий для наших целей, молодой, резвый и на текущий момент ничем не занятый? Вон мальчик какой-то бегает от всех по дороге люлей огребая - Джонни, кажется, звать. Может, его к нам на царство, а ты помогать будешь по-отечески, а? «Оставайся, мальчик, с нами, будешь нашим королем!» (с)

Джон как представил, насколько круто он будет смотреться на иерусалимском троне (избирательное воображение почему-то не подсказало ему, как некруто он будет смотреться в бою с Саладином), так сразу побежал кроссовки шнуровать и лыжи смазывать. Папа его пыл, однако, быстро охладил. Я, говорит, сколько раз тебя предупреждал: никуда не ходи с малознакомыми дядьками, даже если они тебя заманивают конфетой короной! Спасибо, уважаемый патриарх, но Джонни дома останется. Ему еще уроки учить. Политические.

Патриарх говорит: тьфу на вас. А на тебя, проклятый убийца святого Томаса, тьфу персонально восемь раз. И уехал по месту прописки. Спасибо, что не порешил никого, а то про этого патриарха всякие слухи ходили.

А Джона пора было в какое-нибудь ПТУ все-таки пристроить. С ума же сойдет от безделья. Можно в Ирландию отправить с поручением. Генрих Джона заблаговременно сделал лордом Ирландии, вот пусть и прогуляется с армией до города Дублина и его окрестностей. А то королевский наместник какие-то подозрительно оптимистичные отчеты оттуда королю шлет, чего-то явно недоговаривает, надо на месте провести аудит и, если что, порядок навести при помощи армии.

Первое, что сделал принц Джон, сойдя с корабля на гостеприимную землю Ирландии, - оскорбил лояльных королевской администрации ирландских вождей. Ну, просто у них одежда прикольная и прически ржачные, хоть сейчас всех строем на «Модный приговор» веди. Как тут не потыкать в них пальцем, валяясь от смеха? А что вожди обиделись на такое неуважение, так это у них чувства юмора просто нет. Отсталый, дикий народ, что с них взять. То ли дело утонченный английский принц.

Потом, чтобы не было дискриминации по национальному признаку, Джон на всякий случай обидел англичан-колонистов, занимавших в Ирландии чиновничьи посты и имевших земельные владения. У некоторых из них он владения отобрал и вручил своим дружкам. Англичане тоже оскорбились. У них, видимо, тоже какое-то неправильное чувство юмора было в прошивке.

Джон. Изображение из Википедии
Джон. Изображение из Википедии

В довершение всего, чтоб обеспечить уже полное равенство и обидеть всех окончательно, Джон перестал платить своим солдатам, а на освободившиеся деньги принялся бухать и всячески развлекаться в компании своих сторонников, уровень разумности и ответственности которых примерно соответствовал уровню разумности и ответственности самого принца. Солдаты и ирландское население начали сочувственно переглядываться друг с другом, а на вконец офигевшего лорда поглядывать с плохо скрываемым отвращением и враждебностью.

Кончилась эта аудиторская проверка тем, что ирландцы с оружием в руках надавали Джону и его прихлебателям по башке так, что только пух и перья полетели. Англичане-колонисты аплодировали стоя и, разумеется, на защиту принца не встали. Джон, поскольку в финансовом плане сильно поиздержался, дальнейшие военные действия вести не стал и грустно поплыл домой к папе.

Теперь - внимание! - вопрос: что сделал Генрих? Оторвал младшему сынишке уши за такие художества? Тот, кто так подумал, явно пропускал наши давние лекции, где говорилось про другого знаменитого отца (не побоюсь этих слов, святого отца), который в аналогичной ситуации порицать проштрафившегося ребенка не стал и из этого получилась какая-то дикая фигня. Но даже Бог с теми лекциями. Мы с некоторых пор изучили характер Генриха II, так что вполне можем угадать, как он действовал.

Правильный ответ: отобрал у Ричарда Аквитанию. Не надо спрашивать меня, где тут логика! Я не знаю. Может, историки, которые профессионально занимаются этим историческим периодом и видят всю картину в целом, имеют на этот счет разумное объяснение.

Я лично могу только предположить, что к Генриху потихоньку начал подкрадываться дедушка Альцгеймер.

Продолжение следует

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic