besshardwick

Category:

Как принцы родителей и бабушек огорчали. Часть 9

Часть 1 здесь, Часть 2 здесь, Часть 3 здесь, Часть 4 здесь, Часть 5 здесь, Часть 6 здесь, Часть 7 здесь, Часть 8 здесь

Ну и что произошло в Аквитании в результате прекрасной инициативы короля Генриха? Лес рук, как говорили школьные учителя с горьким сарказмом, а я скажу, наоборот, с радостным сознанием того, что всем все понятно. Правильно, очередной мятеж произошел, особенно граф Тулузский отличился. Аквитанские бароны к тому времени только Ричарду были согласны нехотя повиноваться. Наместников английского короля они встречали вежливым вопросом «А ты кто такой?!!» и недвусмысленной демонстрацией боевого оружия. В общем, Генрих, посовещавшись со стариком Альцгеймером и на этот раз выиграв в споре с ним, отправил Ричарда в Аквитанию уже как наемного менеджера с большой зарплатой и соцпакетом. Ричард согласился на такие условия, потому что большего от папеньки и не ждал.

Тем временем Джеффри тоже не скучал у себя в Бретани. Он скучал в Париже. Скучать под крылом французского короля английским принцам было как-то комфортнее, чем дома. И чтобы развеять грусть-тоску, спровоцированную невозможностью вырвать у папеньки Нормандию, как ему того хотелось, Джеффри предался развеселому хобби, унаследованному от покойного старшего брата - участию в благородных рыцарских турнирах. Каким именно образом проходили такие турниры, тут уже упоминалось. Ничего удивительного, что Джеффри не повезло и благородные рыцари из команды-соперника навалились на него всей кучей, затоптали конями и порубали чем попало до смерти. Король Филипп горько рыдал на похоронах в соборе Парижской Богоматери, но неизвестно, сколько там в процентном соотношении было слез от утраты старинного приятеля, а сколько - от потери возможности руками этого приятеля хапнуть себе владения Генриха Английского.

То есть у Генриха минус еще один сын. И хорошо бы поберечь оставшихся, особенно Джона. И озаботиться, наконец, его, Джона, более стабильным статусом. Хотел опять сыночка в Ирландию отправить, где он как-никак лорд. Король даже у папы римского спросил, можно ли Джона на престол Ирландии посадить. «Можно!» - ответил папа.

«Урбан не только даровал свое разрешение, но и послал с кардиналом Октавианом золотую корону, украшенную павлиньими перьями, для коронации принца… Он [Генрих] с благодарностью принял павлинью корону, но обстановка во Франции стала настолько опасной, что коронацию Джона решено было отложить до более подходящего момента»

Отрывок из книги: Джон Тейт Эплби. «Династия Плантагенетов. Генрих II. Величайший монарх эпохи Крестовых походов». Apple Books.

Джон примеряет корону с перьями... Ой, извините, ошибка. Это, кажется, из мультика "Мадагаскар". Изображение: ВКонтакте
Джон примеряет корону с перьями... Ой, извините, ошибка. Это, кажется, из мультика "Мадагаскар". Изображение: ВКонтакте

Еще бы, конечно, обстановка была опасная. Король Франции весь в претензиях: и то ему не так, и это не эдак. И почему, говорит, моей сестре Маргарите, вдове Генриха Молодого, положенное содержание не выплачивается, и почему другую сестру, Алису, еще за Ричарда не выдали, и почему Генрих тогда у себя Жизор и Вексен держит, хотя договаривались же об условиях. Ну, Маргариту удалось сплавить замуж за венгерского короля и таким образом откосить от обязанности что-то там ей платить. По поводу брака Алисы и Ричарда лапшу на уши французскому партнеру получалось вешать довольно долго. По поводу Жизора и Вексена тоже как-то договаривались.

А этот все бухтит и бухтит. Отдайте, дескать, ему под крыло Бретань, а новорожденного сына и наследника покойного Джеффри - под опеку. А Ричард пусть перестанет воевать со своими вассалами. И вообще, вы мне так все надоели, что я, наверное, приду и Нормандию у вас заберу. В компенсацию моральных страданий от долгого созерцания ваших рож.

Назревала полномасштабная война, и Генрих собрал войско. Из четверых командующих этим войском трое были королевскими сыновьями - Ричард, Джон и Джеффри - не покойный разумеется, а другой, внебрачный сын. И все они готовились воевать. Но тут к Ричарду явился - кто бы вы думали? - граф Фландрский. Ты, говорит, с кем воюешь? Со своим сюзереном? Ты после смерти отца из его рук должен будешь получить все свои земли, кроме Англии, а ты против него прешь с оружием? К тому же я с Филиппом уже воевал. Не понравилось. Одна звездочка из пяти, никому не рекомендую.

Кто-то из них тут Ричард, а кто-то Филипп. Изображение из Википедии
Кто-то из них тут Ричард, а кто-то Филипп. Изображение из Википедии

Ричард пошевелил мозгами и пошел к Филиппу договариваться. Да и Генрих, прямо скажем, не горел желанием воевать. Он то просил перемирия, то забирал просьбу назад. Ричард говорит: папа, вы бы определились как-то. Я из-за вас тут идиота из себя строю перед королем Франции. Вы чего хотите - мириться или воевать?

Сошлись на перемирии, но по его условиям Филипп забрал Ричарда с собой. Фактически в качестве заложника.

«Пока Ричард гостил в Париже, Филипп «долгое время оказывал ему такие почести, что ежедневно они ели за одним столом из одной тарелки, а ночью укладывались спать в одной постели. И король Франции любил его, как свою собственную душу, и они так сильно любили друг друга, что, видя всю силу любви, связывавшей их, господин король Англии терялся в догадках, что же это такое». Генрих даже отложил свое возвращение в Англию, желая увидеть, к чему приведет их неожиданная близость».

Отрывок из книги: Джон Тейт Эплби. «Династия Плантагенетов. Генрих II. Величайший монарх эпохи Крестовых походов». Apple Books.

Что такое, что такое… Что непонятного?! Во дворце дефицит а) тарелок, б) коек, в) денег. Предоставлять целую кровать в распоряжение одного довольно щуплого короля - преступная расточительность. Вот Филипп и сдавал койко-место на другой стороне кровати своему другу Ричарду по сходной цене. Он раньше, говорят, и Джеффри сдавал, царство ему небесное, все довольны были. И вообще, папа, закройте дверь с той стороны, не мешайте нам перед сном мечты о крестовом походе обсуждать.

Филипп тем временем, пользуясь тем, что совместный сон и еда из одной тарелки людей сближают, компостировал Ричарду мозги на предмет отобрать у папаши его земли, пока он их оптом Джону не передал. Ричард вроде бы согласился и даже уехал в Пуату, где начал срочно вооружаться, но потом, вняв горячим просьбам родителя, все же с ним помирился.

Пришли известия, что Саладин таки разгромил христианское войско, взял Иерусалим и захватил в плен тамошнего актуального короля (уже не Балдуина IV, тот успел умереть). Пришлось христианским государям «принимать крест», то есть давать обещание пойти в крестовый поход. Не принять крест в такой ситуации - это даже как-то не по-пацански. Торжественные обязательства дали Генрих, Филипп и Ричард. Причем первые двое - как всегда, языком потрындеть. А вот Ричард на полном серьезе. Облачился в доспехи, перекрыл дома газ и воду, утюг выключил, стоит у порога, готов ехать в командировку в святую землю.

Pierre Révoil. Филипп Август поднимает орифламму 24 июня 1190 г. Изображение из Википедии
Pierre Révoil. Филипп Август поднимает орифламму 24 июня 1190 г. Изображение из Википедии

Тут у него за спиной ожидаемо полыхнуло. Потому что утюг он, может, и выключил, но графа Тулузского выключить значительно труднее, разве что совсем радикально - кислород перекрыть. А он, собака, стал на торговых представителей купцов и паломников в Аквитании нападать, что уж совсем беспредел по существовавшим тогда понятиям. Некоторые усмотрели в безобразном поведении графа руку короля Генриха, который хотел отвлечь Ричарда от идеи крестового похода. Сам-то Генрих туда явно не собирался, хотя налог на крестовый поход ввести не забыл - выньте и положьте, уважаемые подданные, десятую часть своего дохода. Что значит - «с какого (вырезано цензурой)?» На святое дело, понимать надо! Или на не очень святое. Вы деньги сдавайте, а там разберемся. Население, понятно, страшно обрадовалось такому повороту и стало еще больше любить своего короля, чтоб он уже был здоров.

Граф Тулузский, как водится, пожаловался французскому королю на притеснения со стороны Ричарда, и Филипп, получив такой весомый повод, стал подбираться к его, Ричарда, землям. И хищно посматривать в сторону Нормандии.

Пришлось Генриху опять собирать армию.

Окончание следует

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic