besshardwick Golden Entry

Categories:

Сплетни, деньги и мужья, или Жизненный путь Бесс из Хардвика

Что это мы все о королях и королевах? Нет, они ребята, в большинстве своем, довольно интересные и материала для исторических сплетен предоставили в избытке, постарались на совесть. Но некоторые некоронованные граждане в эпоху Средневековья и Возрождения жили не менее веселой и насыщенной жизнью, только письменных свидетельств о них чисто статистически сохранилось меньше - по причине их малой значимости в сравнении с королями и принцами. А ведь были, были и тогда интересные персонажи, которые сделали себя сами и достигли вершин финансового благополучия, имея весьма скромные стартовые условия. В том числе женщины. Как известно, «есть женщины в русских селеньях, а в прочих селеньях их нет». Неправда, в английских селеньях тоже встречались такие дамочки, которые и графа на скаку остановят и жениться сподвигнут, будучи сами далеко не графского происхождения и не наипервейшими красавицами, и избу по новомодному дизайну построят такую, что потом несколько веков потомки будут только восхищенно присвистывать.

Бесс из Хардвика. Изображение из Википедии
Бесс из Хардвика. Изображение из Википедии

Все вышесказанное - про Бесс из Хардвика. Вы, может, думаете, что я ее сильно люблю, раз она у меня на аватарке и мой блог борется за право носить ее имя и пишу я под ее именем? Ха-ха, да я ее терпеть не могу, эту сплетницу и акулу мирового империализма, практичную и хваткую особу весьма приземленных интересов. По контрасту с ней я вроде бы должна любить ее антипода - Марию Стюарт, возвышенную королеву, душой принадлежавшую к рыцарской эпохе. Но в действительности Мария, похоже, была примерно такой же недалекой и склочной теткой, как Бесс. Но это вовсе не значит, что писать о них мне неприятно. Совсем наоборот!

Детство. Отрочество. Университеты. Первый муж

Происхождением Бесс - ясное дело, полное имя Элизабет - не блистала: родилась она в семье мелких дворян (они, конечно, возводили свою родословную аж к Эдуарду I, но фамильная гордость не прибавляла им ни денег, ни положения), причем в многодетной семье. Отец семейства скончался, когда Бесс исполнился год. Наследником небольшого имения стал ее брат, которому тоже до совершеннолетия было далеко, а разменивать квартиры имения и выделять каждому ребенку почившего собственника его долю тогда в Англии не было принято. К тому же мама Бесс снова вышла замуж, а ее новый муж скоро оброс долгами настолько, что попал в тюрьму. Бесс решила, что так, наверное, жить не надо. Она мечтала стать богатой и знаменитой знатной леди, но в родной семье в этом смысле ловить было нечего. Тогда она, с детства обладая практичным умом, определила для себя верный источник дохода и всяких привилегий: мужчины. Да, неоригинально, но действенно. Вот так описала ее нехитрую философию Филиппа Грегори в романе «Другая королева»:

Всякой женщине следует выходить замуж с выгодой для себя, поскольку муж будет представлять ее до самой своей смерти, он все время будет на виду, словно входная дверь ее дома. Выбери она мота, все соседи станут избегать ее, как нищенку; излови герцога, сделается Ее Светлостью, и все готовы будут с ней дружить. Сама по себе она может быть благочестивой, ученой, остроумной, мудрой и прекрасной; но если она замужем за дурнем, она до его последнего дня останется «этой бедняжкой миссис Дурень»… Если уж в этой жизни женщина – лишь предмет собственности, ей стоит поработать над собой, позаботиться о продаже себя по наивысшей цене и о будущем владельце. А как иначе? Что же, позволить себе скатиться под откос?

Под откосом Бесс оказаться явно не планировала. В подростковом возрасте она поступила на службу в дом к богатой родственнице леди Зуш, круг ее знакомств при этом существенно расширился. Неизвестно, сама ли она заприметила наследника вполне приличного имения по соседству с собственным домом Роберта Барлоу или тут постаралась леди Зуш, а только теперь Роберту было не отвертеться от женитьбы. Он и не пытался, тем более тоже был совсем юн. Через несколько месяцев после заключения брака Роберт Барлоу умер. Не потому, разумеется, что молодая жена довела его до ручки или, того хуже, грибочками траванула, а просто потому, что состояние здоровья у него было не очень. Любезно умерев раньше времени, он оставил жене треть своего состояния. Немного, но уже кое-что. С таким доходом в люди выйти уже не стыдно.

По протекции леди Зуш Бесс стала фрейлиной Фрэнсис Брэндон, племянницы Генриха VIII, матери печально известных Джейн, Катерины и Марии Грей. То есть все быстрее продвигалась в сторону королевского двора. А там и новое предложение руки и сердца подоспело, очень выгодное, хотя и от мужчины намного ее старше. 

Второй муж

Жениха звали Уильям Кавендиш. Был он казначеем королевской палаты и близким соратником Томаса Кромвеля. Злые языки нагло клеветали, что своим значительным состоянием он был обязан не только милости короля Генриха VIII и свои земли и дома приобрел не на жалованье, а просто очень хорошо погрел руки на конфискации и распределении монастырского имущества, затеянных тем же королевским советником Томасом Кромвелем с согласия Генриха VIII. То есть взятки, откаты, присвоение казенного имущества - вот это все, что из чиновничьей практики почему-то не исчезает даже спустя столетия. Но, поскольку чиновники и их жены тогда не были обязаны публично декларировать свои доходы, да и расследования ФБК не выходили так часто, Уильям Кавендиш и Бесс жили спокойной, богатой и счастливой семейной жизнью (задавали им, наверное, кое-какие вопросы в правление Марии Католички, но до серьезных последствий дело не дошло). Бесс родила восемь детей и воспитывала еще двух дочерей Уильяма от предыдущего брака, Уильям купил большое поместье Чатсуорт в Дербишире, которое им пришлось долго реставрировать, зато не зря - до сих пор стоит и глаз радует. Кроме того, Уильям научил жену вести дела в поместье, и она со временем стала такой хорошей хозяйкой, что муха через ее владения не могла пролететь, не будучи учтенной и записанной в соответствующие книги. Ну а как же - столько заработали и наворовали - и все меж пальцев спустить? Ну уж нет. Бесс свое состояние только приумножала и не была намерена разориться.

Чатсуорт-хаус.Изображение с сайта chatsworthhouse.azureedge.net
Чатсуорт-хаус.Изображение с сайта chatsworthhouse.azureedge.net

Кавендиш умер от тяжелой болезни, и все имущество оставил жене. Не детям, между прочим, а только жене. Наверное, знал, что уж она-то не промотает. Или подвергся массированной психологической обработке и жесткому моральному давлению или физическому. Бесс было около тридцати лет, она была молода, привлекательна и очень богата. Можно было не спеша искать нового мужа, еще лучше предыдущего.

Третий муж

На этот раз она поймала довольно крупную рыбку: к ней посватался Уильям Сент-Лоу, приближенный королевы Елизаветы, капитан королевской охраны. Причем был он настоящим аристократом самых благородных кровей. Он помог Бесс рассчитаться с долгами, которые с прошлого замужества у нее оставались перед короной (вот так, денег много, а долги есть), и представил жену королеве. А та была настолько милостива, что предложила Бесс стать придворной дамой. Та и стала. И выполняла свои обязанности не хуже других. Но тут ведь дело какое: если ты ошиваешься прямо возле трона, надо внимательно смотреть по сторонам и вести себя максимально осторожно во избежание всяких неожиданностей. Например, двери кому попало в ночи не открывать. Даже если за дверями слабая всхлипывающая девушка, неспособная треснуть тебя по голове и ограбить. В одну далеко не прекрасную ночь к Бесс постучалась ее давняя знакомая, двоюродная племянница королевы Катерина Грей. Она тайно вышла замуж и была уже беременна, а королеве сказать боялась, вот и искала помощи и поддержки. Бесс в ужасе выставила ее за дверь, но стучать королеве не стала. Королева все равно узнала, сочла замужество и беременность Катерины подлым заговором против своей особы и попыткой государственного переворота, так что сели все, включая Бесс, заподозренную в соучастии. Потом, правда, ее отпустили и отослали от двора.

Катерина Грей. Изображение с сайта diletant.media
Катерина Грей. Изображение с сайта diletant.media

Бесс тихо-спокойно жила в поместье в Дербишире. Третий муж у нее, кстати, тоже умер. Подозревали, что он был отравлен родным братом. Но состояние его досталось вовсе не брату, а угадайте, кому. Правильно, безутешной вдове. Так что зря брат старался, если это, конечно, он. Если бы мы сейчас читали роман Агаты Кристи, мы бы непременно начали подозревать неладное: три мужа, не будучи древними стариками, так удачно покидают земную юдоль, завещая все свое немалое имущество любимой жене. Но мы сейчас ничего такого не читаем, поэтому никаких подозрений у нас нет. Тем более не все мужья умирали сразу: Кавендиш вон десять лет продержался, Сент-Лоу пять.

Четвертый муж и почетное поручение

Как бы там ни было, овдовевшая Бесс стала одной из богатейших женщиной в Англии. Естественно, привлекательность ее как невесты еще больше увеличилась, невзирая на статус самки богомола трижды вдовы. Понижать планку после Сент-Лоу она наверняка не хотела. В четвертые мужья ей достался один из первых аристократов королевства - Джордж Толбот, граф Шрусбери. Причем вряд ли он женился на Бесс только из-за ее денег: Шрусбери сам был далеко не нищеброд. Так что есть основания подозревать, что брак этот был по любви. Чтобы закрепить успех, Бесс еще и свою дочку выдала за сына Шрусбери, а своего сына женила на графской дочке. То есть Бесс шла и шла - и пришла к ошеломительному успеху по всем фронтам: у нее были деньги (много), титул (графский, очень престижный), дети (здоровые и перспективные), муж-красавец (любящий). Вот скажите, что тут еще можно пожелать? Но закон всемирной максимальной подлости - он работает для всех и исключений не знает.

Граф Шрусбери. Изображение из Википедии
Граф Шрусбери. Изображение из Википедии

Шотландская королева Мария Стюарт, как и Бесс, тоже была не первый раз замужем (а третий). Причем два последних брака она заключила так удачно, что пришлось ей отрекаться от престола и бежать со всех ног из своей страны под сопровождающие крики любящих подданных «На костер шлюху!» Она высадилась на английском берегу и попросила убежища у своей родственницы королевы Елизаветы. Та, будучи, конечно, смертельно рада такому вот подарочку, принялась думать, куда эту гангрену девать, чтобы она подкоп под английский трон не устроила. В Тауэр не посадишь, это перебор. Надо так, чтобы в заточении и под присмотром, но в приличных условиях, как того заслуживает королева, пусть и свергнутая. Лучше всего дома у какого-нибудь аристократа, преданного Елизавете. Ну вот хоть у графа Шрусбери.

Итак, почетную миссию охранять и удерживать в плену шотландскую королеву доверили мужу Бесс. Ну, это всегда так: если говорят про почетную миссию, большую честь и высокую ответственность, значит, денег на это дело дадут мало, а то и вообще шиш что дадут. Так и получилось. Елизавета была дама прижимистая, Мария Стюарт имела доход как вдовствующая королева Франции, но платить за себя, будучи в плену, не желала. Поэтому значительные суммы денег на ее содержание шли из семейного бюджета четы Толбот. Можно представить, как этому радовалась бережливая графиня.

Сначала, надо сказать, у Бесс с Марией Стюарт отношения были вполне хорошие. Дамы вместе вышивали гобелены, причем обе создавали настоящие шедевры. За этим занятием Бесс развлекала шотландскую королеву придворными сплетнями и рассказывала много интересного о королеве Елизавете: какая она неженственная, как ругается, как неизящно смеется, какая у нее странная походка («И вот чешет на заседание совета, будто сваи вколачивает»). Над ней, говорила Бесс, все дамы ржут… ну, в смысле, изящно смеются. Мы, говорит, с леди Леннокс, вашей свекровью, дай Бог ей здоровья, старались не смотреть друг на друга в присутствии королевы, а то как бы не расхохотаться в лицо повелительнице. Мария Стюарт все это слушала с удовольствием, потому что убеждалась: она сама-то, уж конечно, намного лучше выглядит и ведет себя правильнее, чем ее вечная соперница.

Скандал, развод и девичья фамилия

Потом Бесс стала чувствовать некоторое недовольство. Потому что деньги, нажитые непосильным трудом ее мужей, царство им небесное, грозили растаять в довольно короткие сроки. Содержать королеву… автозамена настырно подсовывает здесь слово «корову», так что пусть так и будет: содержать королеву - это не то, что содержать корову. Это дороже. Шрусбери, конечно, аристократ и рыцарь, у него в голове, может, еще жили всякие стереотипы о служении прекрасной даме, поэтому он легче переживал исчезновение значительной части состояния, но практичной Бесс-то это было зачем? К тому же она начала подозревать, что не только в рыцарских идеалах дело, а просто все мужики козлы одинаковые, даже графы: влюбился ее драгоценный Джордж в эту коронованную заразу. 

Мария Стюарт. Изображение из Википедии
Мария Стюарт. Изображение из Википедии

Впрочем, тут не было бы ничего удивительного: для аристократа голубых кровей Шрусбери, который имел возможность видеть прямо рядом с собой благородную королеву в изгнании, хозяйственная и приземленная супруга, в детстве жившая в бедности и сумевшая выбраться наверх, могла представляться «мулом в лошадиной сбруе», как говорили в известной книге. То есть обеспечить и украсить себя смогла, а настоящей породы как не было, так и нет. Не факт, что именно так и произошло, но отношения между графом и графиней сильно испортились, а скандалы, закатываемые Бесс, и вынесение ею своих подозрений на публику еще больше все осложнили.

К тому же честолюбивая Бесс решила устроить брак своей дочки Элизабет Кавендиш с сыном Маргарет Леннокс Чарльзом. Жених приходился младшим братом второму мужу Марии Стюарт Генри Дарнли, царство ему уже к тому моменту небесное. Граф Шрусбери сказал, что он в таких мероприятиях участвовать отказывается, потому что последствия брака с представителем королевского семейства предугадать несложно. И действительно, арестовали и Бесс, и ее дочь, и графиню Леннокс (она даже в Тауэре успела посидеть). Но брак не расторгли, и в положенный срок на свет появилась девочка, которую назвали красивым именем Арабелла. Бесс стала опекать внучку, а после смерти ее матери и вовсе забрала к себе. Мария Стюарт поняла, что ее тюремщица прочит девочку в королевы Англии в обход ее самой. Бабушка правящей королевы - это вам не шутки. И Мария с возмущением смотрела, куда навострила лыжи эта плебейка - прямо к трону. Захотела стать владычицей морской, калоша старая.

Мария написала Елизавете письмо с целью убить двух зайцев сразу: и Елизавете нагадить, и Бесс подставить по-крупному. Ой, написала она, дорогая сестра, графиня Шрусбери такое о вас говорииит! Это кошмар! Я ее, разумеется, не слушала, я с негодованием ее прерывала, а она знай свое талдычит. И что вы, даром что старая перечница, с графом Лестером спите, и с начальником вашей охраны, и с герцогом Анжуйским, и с французским посланником целуетесь на глазах у изумленной общественности. И страшная вы, как смертный грех, и уже молью побитая, а заставляете всех петь вам дифирамбы и восхвалять вашу, прости Господи, «красоту». Ну, это она так говорит, а я просто вас предупреждаю по доброте душевной. Да, и что у вас уродство по женской части: вы не то, что рожать, вы и сексом-то заниматься полноценно не можете, а с теми перечисленными выше толпами мужиков у вас жалкое подобие нормальных интимных отношений. Не, ну не стерва ли? Вот прямо так и говорит!

Не факт, что Елизавете это письмо показали. Но скандал имел последствия. Граф Шрусбери не смог простить Бесс клеветы и (или) вынесения сора из избы, Бесс в свою очередь не могла простить мужу разбазаривание семейного имущества на нужды королевы Шотландии. Граф даже обращался к Елизавете с просьбой о разводе, но та отказала: еще чего, разбивать крепкую советскую английскую семью, в прах разметать домашний очаг, одни руины. Поэтому супруги просто разъехались и жили раздельно до самой смерти графа (Бесс и этого пережила, на целых восемнадцать лет). А Марию Стюарт передали другому тюремщику. Что с ней случилось потом, все знают.

Бесс посвятила себя воспитанию Арабеллы. Любящая бабуля все силы положила на то, чтобы сделать из внучки настоящую принцессу. Но внучка оказалась с характером и с собственным мнением относительно своей будущей судьбы, в частности своего брака. Она очень расстроила престарелую королеву Елизавету тем, что попыталась выйти замуж за Эдуарда Сеймура, внука Катерины Грей. Брак не состоялся, бабушка рассорилась с внучкой и поклялась королеве в своей преданности.

Маленькая Арабелла Стюарт. Изображение из Википедии
Маленькая Арабелла Стюарт. Изображение из Википедии

Гораздо лучше, чем воспитание будущих королев, у Бесс получалось строительство. В родном Хардвике она построила знаменитый Хардвик-Холл - по весьма оригинальному проекту, с необычной планировкой и остеклением. Стекло тогда было очень дорогим материалом, и сделать в поместье огромные стеклянные окна могли позволить себе лишь очень богатые люди. Бесс могла. Она вообще очень много могла себе позволить, но не во всех своих начинаниях проявила такой отменный вкус, как в строительстве. И это еще мягко сказано.

Хардвик-Холл. Изображение с сайта Деловой квартал
Хардвик-Холл. Изображение с сайта Деловой квартал

Мораль

Не сплетничайте в женском коллективе о кривых ногах и неудавшейся личной жизни начальницы. Начальнице об этом непременно доложат те же самые люди, которые вместе с вами самозабвенно ее высмеивали. И если почуяли соперницу, не орите об этом на весь королевский двор или в соцсетях: вы же и будете глупо выглядеть. Лучше попытайтесь обезопасить свое имущество. И делом займитесь. Вот хоть строительством. Или вышиванием.


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic