besshardwick Golden Entry

Categories:

Смерть в Камнор-Плейс, или Кто подставил "графа Роберта"

Значит, так. Жил-был один парень, очень честолюбивый, стремился к красивой и роскошной жизни. А девушка ему попалась довольно простая, не из тех, кто своему спутнику эту самую красоту и роскошь может обеспечить. Она все больше в смысле скромной семейной жизни могла пригодиться. А ему не надо. У него завязались отношения с другой особой - как раз богатой и знаменитой, которая приблизила его к себе и ввела в свой круг избранных, и он как давай там вращаться. Понял, что вот это подходящая для него жизнь, да и девушка новая - огонь просто, не то что его скромница. И стал мечтать о женитьбе. И, что интересно, новая возлюбленная стала мечтать о том же. И все могло бы быть хорошо, но куда девать ту, которая предыдущая? В общем, предыдущую скоро нашли мертвой, и нашего донжуанистого любителя красивой жизни заподозрили в убийстве. Не факт, что он на самом деле убил, но все обернулось плохо, а с новой возлюбленной, конечно же, ни черта не вышло.

Уильям Фредерик Йимз. Смерть Эми Робсарт
Уильям Фредерик Йимз. Смерть Эми Робсарт

Нет, я не сошла с ума и не принялась с какого-то перепою перепугу пересказывать вам содержание романа Теодора Драйзера «Американская трагедия». Сижу вот, пишу строго по выбранной тематике - про исторические сплетни. И эпоха такая уютная - время правления Тюдоров, и герои уже как родные. И на электрический стул в этой истории никого не посадили, потому что а) не поставили еще электричество на службу человечеству, б) новая возлюбленная - не дочь фабриканта, а прямо-таки правящая королева Англии, так что могла поспособствовать тому, чтобы несостоявшийся женишок остался в живых (теоретически могла и обратному поспособствовать, возможности у нее были широкие). Только вот трагедия все равно имела место быть, хоть и не американская. Молодая женщина как-то уж очень вовремя для некоторых участников событий отошла в лучший из миров, расставшись с жизнью при весьма подозрительных обстоятельствах.

Благородное семейство

Итак, кто у нас этот Клайд Грифитс недобитый? Звали его Роберт Дадли. Происходил он из аристократической семьи, представители которой верой и правдой служили Тюдорам. Правда, по итогам этой службы хотя бы один представитель каждого поколения славного семейства Дадли оказывался на плахе: сначала дедушка Роберта (финансовый специалист при Генрихе VII), потом его же папа (регент при Эдуарде VI), потом брат (муж «девятидневной королевы» Джейн Грей). Дети Роберта эту не очень добрую традицию не продолжили, наверное, просто потому, что не было у него законных сыновей. Зато продолжил пасынок - граф Эссекс, последняя привязанность престарелой королевы Елизаветы, она-то его под топор и отправила. Ну, а там и Тюдоры кончились.

Джон Дадли, герцог Нортумберленд, отец Роберта
Джон Дадли, герцог Нортумберленд, отец Роберта

Отец Роберта, Джон Дадли-старший, он же граф Уорик, он же впоследствии герцог Нортумберленд, старался с помощью браков своих многочисленных отпрысков установить крепкие семейные связи и усилить влияние Дадли в государственной сфере. Джон Дадли-младший, например, женился на Анне Сеймур, дочери герцога Сомерсета и кузине короля Эдуарда VI. Гилфорд Дадли и вовсе стал мужем Джейн Грей, которую король Эдуард (не без давления Нортумберленда) указал в завещании как свою наследницу, то есть Гилфорд имел все шансы стать консортом правящей королевы. На этом блестящем фоне Роберт выглядел, как лох неудачник. Он взял в жены Эми Робсарт, дочь помещика из Норфолка. Помещик был, спору нет, богатый, но не из тех, кто постоянно находится при королевском дворе и занимает высокие придворные должности в силу аристократического происхождения - просто скромный эсквайр, по вероисповеданию - протестант, как и все Дадли. Но Джон Дадли заключить этот брак сыну почему-то позволил. Наверное, решил разбавить ряд жутко родовитых и важных невесток кем-то попроще. Да и протестантские сторонники в Норфолке не помешают.

Ричард Паркс Бонингтон. Эми Робсарт и граф Лестер. Рановато художник повысил Дадли до графа...
Ричард Паркс Бонингтон. Эми Робсарт и граф Лестер. Рановато художник повысил Дадли до графа...

Бракосочетание было задумано довольно пышным, но оно происходило на следующий день после свадьбы Джона-младшего и Анны Сеймур, поэтому вышло не таким многолюдным. Не все гости преодолели похмельный синдром и были в состоянии продолжать банкет. Но свадебный генерал король Эдуард все же заехал, свой конвертик оставил, так что достаточно высокий статус брачующихся был очевиден.

Жили молодые хорошо, хоть и не очень богато. Личный доход Роберта был невелик, а Эми не могла получить деньги, пока были живы ее родители. Но любовь позволяла не обращать внимание на временные трудности, тем более не такие это были трудности, чтобы их сравнивать с ипотекой на двадцать лет и экономией на продуктах и памперсах. Кстати, о памперсах: детей у Роберта и Эми не было - вполне возможно, что это обстоятельство сильно омрачало их брак.

Опала и тюрьма

После смерти Эдуарда VI благосостояние и благоденствие семейства Дадли рухнуло из-за непомерных амбиций папы Джона. Наверное, ему не давали покоя лавры Уорика по кличке «Делатель королей», но судьба в этом смысле не была к нему благосклонна. Грандиозный проект возведения на трон протестантки Джейн Грей (и Гилфорда вместе с ней) с треском провалился. Королевой стала старшая сестра покойного короля, католичка Мария Тюдор, пользовавшаяся поддержкой населения и собравшая большое войско. Именно Роберту папа поручил перехватить и задержать Марию на пути к столице, но тот не оправдал возложенного на него высокого доверия и упустил опасную соперницу. Мария была провозглашена королевой и торжественно въехала в Лондон.

Фирма «Дадли и сыновья» в полном составе оказалась в Тауэре по обвинению в измене, имущество их было конфисковано. Отец семейства был казнен почти сразу, Гилфорд и его жена Джейн - после восстания Уайатта. Роберт вместе с еще тремя братьями остался мотать срок в Тауэре. Эми навещала его, приносила теплую одежду, пирожки, чай и сигареты. Кстати, по приказу королевы Эми выставили из Сомерсет-хауса, где они с мужем жили до всех этих драматических событий, и Эми была вынуждена поселиться в доме своего покойного дедушки, но не как хозяйка, а как гостья у прямых дедушкиных наследников. Зато недалеко ходить мужа проведывать в тюрьме, троллейбус ходил прямо до Тауэра.

Одновременно с братьями Дадли в Тауэре находилась давняя знакомая Роберта - принцесса Елизавета, подозреваемая в измене. Сидели они, конечно, в разных помещениях, но несколько раз увидеться могли, и это обстоятельство нещадно эксплуатируется авторами романов на историческую тему и сценаристами: букет полевых цветов, который мальчик, прислуживавший в Тауэре, доставил Елизавете от джентльмена за вторым столиком из соседней башни, и вот это вот все.

По ходатайству родственников братьев освободили, а потом Роберт и его братья Амброуз и Генри (Джон к тому времени умер) участвовал в войне между Францией и Испанией на стороне Испании. Войну эту затеял муж королевы Филипп Испанский. Для братьев Дадли война представлялась более предпочтительным выбором, чем тюрьма с дальнейшей перспективой остаться без башки за былые «заслуги» - собственные и своей семьи. Для Англии война закончилась плохо, а для Роберта Дадли вполне хорошо: он остался жив, здоров и вместе с братом Амброузом был восстановлен в имущественных правах (количество братьев сократилось до двух, потому что Генри погиб). А дома Роберта ждала любимая красавица-жена. Ну как - дома. Собственно, своего дома у них так и не появилось, мыкались они по чужим домам, и в отсутствие мужа Эми билась над решением финансовых проблем и выплатой долгов.

Королева в восхищении

В большой фавор Роберт Дадли вошел с восхождением на трон королевы Елизаветы. Она назначила его начальником транспортного цеха своим конюшим, должность эта была почетной и предполагала постоянное присутствие при дворе и тесный контакт с королевой. Нет, ну ТАКОГО тесного контакта, который получился у Елизаветы и Дадли, должность, конечно, не подразумевала. Как поет Татьяна Зыкина, «и меня накрывает, несмотря на твой статус семейный». Елизавету, видимо, действительно крепко нахлобучило, раз она со всем свойственным ей здравомыслием не понимала, как выглядит со стороны ее особое внимание к Дадли и какие оно может иметь последствия. Ее советники надеялись, что она выберет себе достойного мужа и родит наследников, но Елизавета к политически выгодному браку не стремилась, потому что на самом деле была мужчиной, предпочитая флирт со своим фаворитом. Тут же поползли слухи, что Дадли - любовник королевы и будущий муж. Это уже само по себе не всем нравилось (Уильям Сесил так просто из себя выходил), а усугублялась ситуация тем, что претендент был женат. Роберт наверняка в то время уже рассматривал Эми как препятствие к своему счастью, потому что кто ж отказался бы стать королем-консортом… ну ладно, принцем-консортом, тоже неплохо. Да и чувства к Елизавете у него, похоже, были искренними, как показали дальнейшие события: все-таки притворяться десятилетиями трудновато.

Коронационный портрет королевы Елизаветы
Коронационный портрет королевы Елизаветы

В общем, придворные сплетничали, иностранные дипломаты краснели, как маков цвет, когда садились писать донесения о событиях при английском дворе, народ посмеивался, а Елизавета купалась в своем счастье. Вправить ей мозги попыталась ее бывшая воспитательница, а к описываемому моменту старшая фрейлина Кэт Эшли. Она, помня историю с Томасом Сеймуром и отсидев по этому делу в Тауэре, почему-то не желала повторения чего-то подобного, а то и худшего. Поэтому по поводу отношений с Робертом Дадли она не стала говорить фразы вроде «Женщина ничего никому не должна» и «Надо себя любить и баловать, ведь ты этого достойна». Нет, как самый натуральный токсичный абьюзер (не уверена, что правильно применяю термин) Кэт сказала своей царственной госпоже: ты что ж это, паразитка, делаешь? Я тебя зачем воспитывала, ночей не спала - чтобы ты с трона из-за своей безмозглости слетела? Вместо того, чтобы выйти замуж за ровню, ты тут хвостом крутишь перед придворными прощелыгами, не будем пальцем показывать, хотя фамилия этого прощелыги слишком известна, чтобы ее называть. Да подданные от тебя отвернутся, а потом начнется схватка за трон, никому мало не покажется. Да лучше бы я тебя в колыбели задушила, честное слово, чем вот это все наблюдать своими глазами.

Елизавета не очень сильно обиделась и даже слова про удушение в колыбели приняла довольно спокойно и не пошла с жалобой в группу «щастьебытькоролевой», потому что в те темные времена родителям и воспитателям и не такое прощали. Ответила она довольно противоречиво. Я, говорит, себя нормально веду, а если завистники и хейтеры про меня клевету распространяют и всякие непотребства выдумывают, так на то они завистники и хейтеры. Но! Я видела в этой жизни так мало радостей, так что если бы и были какие-то непотребства с моей стороны, так я ведь заслуживаю счастья! И если бы я во всяком разврате находила удовольствие (Боже сохрани!), то нет человека, который мог бы запретить мне это.

Деньги, сплетни и подозрения

То есть вправление мозгов результатов не принесло. Ну, может, Елизавета стала чуток осторожней, но не слишком. Она пожаловала своему драгоценному Роберту орден Подвязки, отодвинув в сторону графа Бедфорда, который сам мечтал этот орден получить и имел на то больше оснований. Также Дадли получил недвижимость, плюс лицензии на ведение доходных коммерческих дел, плюс солидную сумму денег на «покрытие расходов».

Роберт Дадли
Роберт Дадли

А покрывать было что - хоть Роберт теперь и был восстановлен в имущественных правах и осыпан королевскими милостями, все равно его расходы были значительны и денег хватало не на все. Жизнь при дворе была дорогая, а ему и вовсе приходилось соответствовать статусу королевского фаворита у которого не может быть айфона предпоследней модели. К тому же надо было делать подарки Елизавете, которая это дело очень любила. С чахлой гвоздичкой и дешевой шоколадкой к королеве не попрешься, так что на подарки уходили большие суммы.

Эми все это время жила в провинции, причем не в собственном доме, а в домах друзей. Ну не мог могущественный фаворит своей жене нормальные жилищные условия в собственном доме обеспечить. С мужем она виделась крайне редко: то он заедет на пару дней, то она приедет - например, на церемонию вручения ордена Подвязки и задержится в Лондоне. Лишь изредка Роберт отправлял жене подарки (далеко не такие роскошные, как Елизавете, а чтобы откупиться и совсем бесчувственной скотиной не прослыть в глазах общественности) и оплачивал расходы на шопинг обновление гардероба. При дворе ее не привечали, и об этом ходило множество слухов: в частности, говорили, что она серьезно больна, поэтому не может составить компанию мужу. Настоящая причина была, конечно, в том, что Елизавета совсем не жаждала видеть рядом жену своего возлюбленного. Говорили о близком разводе четы Дадли, а также о том, что фаворит может расчистить себе дорогу и другим способом: испанский и императорский посол в переписке упоминали, что Роберт, наверное, замыслил отравить жену медленным ядом, чтобы после ее смерти жениться на королеве. Уильям Сесил вслух выражал надежду, что Дадли воздержится от совершения убийства.

В общем, Эми, скромно живущая в провинции, в деревне Камнор-Плейс среди чужих людей, была очень интересна сильным мира сего. Иностранные правители, послы, придворные аристократы делали ставки на то, что же с ней будет, потому что должна же эта ситуация как-то разрешиться. И разрешилась.

В один непрекрасный день тело Эми было найдено у подножия лестницы в доме, где она жила, со сломанной шеей и двумя ранами на голове. Кстати, произошло это 8 сентября - хорошенький подарочек на день рождения королеве Елизавете (7 сентября) кто-то преподнес. Или не кто-то, а так случайно вышло? В любом случае всем участникам событий как-то сразу стало не очень смешно. Комедия про любовный треугольник закончилась. Началась, извините, драма.

Продолжение следует

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic